Создай анкету
или войди через
Dating

Время для знакомства с незнакомцем

3 августа в 15:27

Ночина Марина
Время для знакомства с незнакомцем


Часть первая

— Ну, что смотришь? — в секунду вспыхнула я, тут же успокаиваясь и вжимаясь в стенку. — Давай. Не тяни. Делай, что собрался.

Мужчина усмехнулся, проводя кончиками пальцев, затянутых в чёрную кожу перчатки по моей щеке:

— И чего же я должен делать?

Я подняла на него испуганный взгляд, ежась под прикосновением.

— Так что я должен делать, малыш? — переспросил его тихий, чуть с хрипотцой голос.

— Давай, насилуй, убивай меня! Тебе же это нужно! — обреченно всхлипываю, расслабляюсь в его руках. Иначе для чего он преследовал меня с самого парка, где, ко всему прочему, я поругалась со своим парнем. Ненавижу его! А теперь прижал меня в тёмном переулке, лапая своими ручищами. Мне уже всё равно… пусть лапает. Какая разница? Он меня унизит или тот придурок, который буквально растоптал меня как самое последнее ничтожество…

— Что с тобой случилось, детка? — его голос смягчился, хоть и до этого не был особо пугающим и это, не смотря на всю дрожь, сотрясающую моё тело.

— Какое тебе дело? — слабо огрызнулась я, дергая головой, чтобы вырвать свой подбородок из его лап. А по щеке сама собой ползет предательская слеза, отзывающаяся острой болью в груди.

— Глупый ребенок, — хмыкнул насильник, больно сжал моё предплечье и потащил за собой. Я попыталась сопротивляться, но мои семисантиметровые шпильки мало похожи на тормоза, если только не проткнуть таким оружием его ногу. Но только я хотела осуществить свою последнюю попытку сохранить своё втоптанное в грязь достоинство, около нас затормозила черная дорогая машина, задняя дверца которой, как по волшебству, открылась сама. Он впихнул меня в салон, залез следом, хлопнула дверь, взревел мотор и мы поехали. Сопротивляться было бесполезно. Мельком брошенный на переднее сидение взгляд дал понять, что от этих типов я не сбегу, даже если выпрыгну из машины на полном ходу. Впрочем, и такого шанса мне не оставили, защёлкнув двери на внутренний замок.

Мой толи насильник, толи уже похититель отстраненно смотрел в окно, не обращая на меня никакого внимания, как будто и нет меня тут вовсе. Один из амбалов вёл машину в неизвестном мне направлении, другой тоже пялился в окно, временами с кем-то переговариваясь по шипящей рации. Язык, кажется, был французский, так что разговоров я не понимала, да и не до них мне сейчас было. Впрочем, заняться мне всё равно было нечем, даже сумки и той не было, чтобы хотя бы потеребить что-то в руках. Так ничего не придумав, я начала украдкой рассматривать своего похитителя, только в тёмном салоне машины, мало чего разглядишь. Да и стоило мне поднять на него глаза, как мой взгляд заметили. Он улыбнулся, снял перчатки и придвинулся ближе, обхватывая моё запястье теплой ладонью.

— Не волнуйся малыш, я не обижу, — ласково пообещал он, поглаживая внутреннюю часть моей ладони большим пальцем, остальные его пальцы все также продолжали удерживать моё запястье. Мне стало не по себе от этой ласки, заставляя сильнее вжиматься в дверь машины, а он лишь снова усмехнулся, что-то, опять же на французском сказал водителю, и мы прибавили газу.

Поездка оказалась довольно долгой и нудной, и даже его ласки уже не пугали, я просто бездумно пялилась в окно. А его рука давно переместилась с запястья на шею, расстегнув воротник моего пальто, и его большой палец теперь непрерывно вырисовывал знак бесконечности на бешено стучащем пульсе. Но это было только в первые секунды, а сейчас мне действительно бы всё равно. Я даже, заснула под этим поглаживанием и проснулась только тогда, когда в глаза ударил яркий свет, подскочив на сидении так резко, что ударилась о крышу машины. А в этот момент за нами уже закрылись высокие кованые ворота, врезанные в наверно трёхметровый каменный забор, перекрывая мне даже надежду на спасение. Ну и пусть. Что он со мной сделает? Трахнет пару раз, а потом выбросит где подобрал или в ближайшей канаве с перерезанным горлом? Но для последнего варианта он слишком богат и пока что манерен. Богатенькому избалованному мальчику надоело его светское общество, и он решил немного развлечься. Плевать! Лучше так, чем раздвигать ноги перед тем подонком, которого я называла любимым.

Рука сама сжалась в кулак, желая влепить своему парню… поправка — бывшему парню, ещё одну пощёчину. Этот внутренний порыв не укрылся от взгляда моего похитителя, его рука от шеи вернулась к ладони и снова ненавязчивая ласка. Недолгая поездка по полутемному парку и снова свет, но уже приглушенный, я бы сказала — таинственный, излучаемый окнами его дома. Только первый этаж и то несколько комнат вокруг двухметровой деревянной двери. И фонарь — маячок нависающий слева от входа. Но и этого хватало, чтобы нагнать на меня новую волну какого-то мистического страха.

Машина остановилась. Первыми вышел водитель и второй, предположительно его телохранитель. Дверь автомобиля он открыл сам, тяня меня за собой на холодный осенний ночной воздух. Но теперь его рука, только что, так нежно поглаживающая моё запястье превратилась в стальную хватку оков, плотно сжавшую руку. Вот только, я не собиралась сопротивляться.

Мой похититель перекинулся парой фраз с водителем, и тот сел в машину, куда-то уехав, а меня как на поводке потащил в дом. Траурную процессию замыкал его телохранитель.

— Неужели ты такой брезгливый, чтобы поиметь меня в той подворотне? — язвительно спрашиваю в спину мужчины.

Его плечи, закутанные в пальто зло дернулись, но он промолчал.

Входная дверь, как и в машине, открылась сама, точнее не сама, только когда я заходила в дом, увидела средних лет мужчину в смокинге. Явно дворецкий, причём не в первом поколении. Похититель что-то сказал ему, опять же по-французски, дворецкий коротко кивнул и, дождавшись, когда амбал телохранитель войдет в дом, закрыл дверь. Проводив меня чуть заинтересованным взглядом, он взял пальто своего хозяина и вместе с телохранителем, тихо и непонятно для меня переговариваясь, ушёл.

Единственное слово, которое я поняла, было сказано на моём языке, на русском — "красивая". Его с улыбкой сказал дворецкий, когда они с амбалом скрылись за аркой какой-то комнаты.

А меня без лишних разговоров дернули за руку, побуждая двигаться. Я даже не успела толком рассмотреть этот огромный, с всю мою квартиру светло — бежевый холл, как меня уже тащили дальше (правда, я не особо-то и сопротивлялась), по гладкой мраморной лестнице в два проёма, на которой я трижды чуть не упала, если бы, не рука моего похитителя.

Поднявшись то ли на второй, то ли на третий этаж, мы пошли по длинному коридору в таких же тонах, как и холл, только тут этот беж, смотрелся совсем не к месту. Ни картины, ни ниши с вазой, сплошные голые стены. И где бы мы не проходили, над нами вспыхивали лампы, за четыре — пять метров впереди и через столько же гасли, стоило нам пройти. Мы миновали почти весь коридор, прежде чем он остановился перед простой такой же бежевой и, кажется, единственной дверью на этаже. Щёлкнул замок и я, ведомая его рукой, зашла следом. Замок снова щелкнул, окончательно ограждая меня от мира, похоже у него был какой-то брелок дистанционного управления. И это даже к лучшему. Не хочу сейчас видеть улыбающиеся лица, слышать смех. Ненавижу! Как он мог меня так предать, при этом нагло лгя прямо в глаза?

В комнате, до этого пустой и тёмной вспыхнул яркий свет, ослепляя меня, заодно выводя из воспоминаний о сегодняшнем вечере, когда я застала любимого мужчину в моей же постели с другой… И тут же яркость сменилась легким полумраком, но и тот прекрасно давал рассмотреть всё.

Спальня. Кто бы сомневался…

Комната не меньше холла по своим размерам, если не больше, но с более низкими потолками и каким-то домашним уютом. Стилизованная под дерево. Хотя посмотреть, сколько у него денег, то, скорее всего это и было дерево, какой-нибудь редкой породы. Пушистый белый ковер по всему полу, несколько огромных люстр — имитаций под подсвечники со свечами и множество таких же бра по стенам, в данный момент горевших через один. Плазма во всю стену, одно окно от пола до потолка, виднеющееся за тяжелой зелёной занавеской, большой посменный стол с закрытым ноутбуком на нём, кожаное кресло и золотая настольная лампа с тряпочным абажуром под цвет занавески. Пара соседствующих дверей в дальнем углу, небольшой камин с едва тлеющими углями и ровная куча поленьев сложенная почти у самого входа. И да, самое интересное — кровать в рыцарском стиле посреди комнаты, в данный момент с поднятым темно бардовым балдахином.

Рядом с кроватью стоял он, точнее не стоял, а неспешно раздевался, расстегивая пуговицы на фирменной и явно дорогущей чёрной рубашке, его пиджак темной неприглядной кучей уже валялся на полу. У меня перехватило дыхание, когда я, наконец, смогла рассмотреть своего похитителя. Высокий, тёмные, ещё бы несколько тонов и чёрные волосы, сильно отросшего ёжика, тело завсегдатого спортсмена, открываемое распахнутой рубашкой, которая только что полетела на пол. Аристократическое лицо, строгая линия идеальных губ, небольшой бумеранговидный шрам над левой бровью. И я, вконец испуганная, в дешевом пальтишке, в замызганных прошлогодних замшевых полусапожках, тошей фигурой под пальто, с растрепанными тёмно русыми волосами чуть ниже середины спины, начавшими обветрятся губами и блеклыми серыми глазами. А вот его глаза…

Он почти вплотную подошёл ко мне, так же неспешно расстегивая и моё пальто, насквозь прожигая своими светло коричневыми, с выделяющимся насыщенно — зелёным ободком, глазами. Пальто соскользнуло с моих плеч повинуясь его рукам, а сами руки легли мне на талию.

— Не бойся меня, малыш, — прошептал он, склоняясь к моему уху, убрав за то волосы, падающие мне на лицо.

— Я не боюсь, — с трудом выжимаю из себя слова, снова ежась под его прикосновениями.

— Тогда почему ты вся дрожишь? — шепот стал ближе, обдавая ухо горячим дыханием, а по всему телу пробежала волна испуганных мурашек.

— Холодно, — с ещё большим трудом выдохнула я, обхватывая себя руками за плечи. При этом нечаянно задев ладонью его плечо. Мужчина хмыкнул, смотря на мои руки.

— Мы никуда не спешим, малыш. Правая дверь ванна, погрейся и заодно умойся, тебе не идёт потекшая тушь, — он усмехнулся и, развернувшись, пошёл к кровати, расстёгивая по дороге пряжку дорого ремня.

Я на подкашивающихся ногах кинулась в ванну, захлопывая за собой дверь, и тут же съехала по ней на пол, а из глаз сами собой брызнули слёзы. Чтобы я не говорила и каким бы ослепительно красивым и манящим он не был, я не хочу, чтобы он меня насиловал. Я хочу домой, в свою маленькую и уютную пустую квартирку, в свою крова… Стоп! Именно в эту чёртову квартиру, я и не хочу! Воспоминания снова нахлынули на меня, заставляя до боли закусить губы, чтобы не завыть в голос. И мне опять стало всё равно, что меня сейчас поимеет незнакомый мужик, насильно привезший меня сюда ради забавы.

Я поднялась с тёплого пола. Кто бы сомневался, что в таком домище не будет полов с подогревом даже в ванне, особенно в ванне. Обернувшись чтобы закрыться на щеколду, мало ли что ему придёт на ум, и он захочет развлечься прямо в ванной, но ни щеколды, ни даже ручки, я не нашла.

"Предусмотрено по программе — всё включено" — про себя хмыкнула я и, плюнув на дверь и породистого жеребца за ней, наконец, осмотрелась.

У меня в квартире одна комната, большой такой зал и то он был бы меньше этой ванны. Интересно, что же тогда скрывает вторая дверь? Его шкаф? Я бы не удивилась, если учесть, что это была единственная комната на всем этаже, по крайней мере, в этой стороне коридора.

Тёмно — зелёный кафель, опять этот цвет, цвет радужки его глаз и как он ему идёт, с мелкими белыми прожилками в виде молний на полу, более светлый на стенах, совсем зёленая, почти чёрная сантехника, в наличии унитаза, раковины, огромного джакузи и душевой кабинки. Прозрачный шкаф с различными пузырьками, баночками и прочей фигнёй и стилаж с полотенцами. Уже проглядывается стиль — много места и минимум мебели. Какой минималист с уклоном в комплекс Наполеона.

Не долго думая я скинула сапоги, вылезла из лёгкого свитера, старых изрядно потертых джинс, временами опасливо поглядывая на дверь, но в неё никто не пытался ломиться, учитывая, что она даже не заперта. Оставшись в смешных синих носках с желтыми утятами и чёрном кружевном белье, я несмело подошла к последней детали ванной, которую не назвала — огромному в пол стены и от пола до потолка зеркалу, пугаясь своего собственного отражения.

Действительно размазанная по лицу косметика не красит даже самых красивых женщин, впрочем, к ним, я себя никогда и не причисляла. И всё равно, мой внешний вид, мне жутко не понравился. И что только имел в виду дворецкий, назвав меня красивой? Пугало пугалом. Но видимо, этого богатенького Буратино потянуло на экзотику или уж скорее на экстрим.

Смерив, своё отражение презрительным взглядом, я окончательно рассталась с одеждой и влезла в душевую кабину, тут же впадая в ступор. Вместо обычных кранов у кабинки имелась сенсорная панель, которая привела меня ещё в больший ужас, чем даже моё отражение в зеркале. Я и телефоном-то до сих пор пользуюсь простеньким, стареньким, черно — белым, а тут такое. У меня даже возникла шальная мысль, а не позвать ли мне кареглазого на помощь. Но я быстро отмела такой вариант как страшный сон и спустя минут десять всё же смогла насладиться горячим душем. Всё оказалось куда проще, чем казалось на первый взгляд. Из кучи разных настроек и режимов я выбрала вертикальный горячий ливень и, обхватив колени руками, сидела на полу кабинки, согреваясь в струях воды.

В душ ко мне, так никто и не ворвался, сколько бы я не косилась на дверь, зато, как дура вздрагивала от малейшего показавшегося мне шума. И даже горячая вода не давала расслабления и отдыха. А какое тут может быть расслабление, когда стоит мне только выйти отсюда, как мне раздвинут ноги и хорошенько отымеют. И в его сексуальных способностях я ни секунды не сомневаюсь.

А впрочем, к чёрту всё, пускай имеет, мне ведь всё равно. Мне сейчас слишком тошно и даже струи воды не могут смыть с меня всю ту гадость, его руки, его поцелуи, его ложь за все те пол года, что мы провели вместе. Ну вот опять ударилась в воспоминания…

Я закрыла глаза, глубоко вздохнула, поднимаясь с пола, выключила воду и вышла из кабинки, тут же заворачиваясь в огромное мягкое полотенце. Вытираться не стала, только чуть промокнула волосы и, задержав дыхание, как перед прыжком в воду, толкнула дверь, врываясь в полутемную комнату. Только разум как-то философски — флегматично констатировал — изнасилует — хоть получу удовольствие, а убьёт, так вообще ни о чём больше плакаться не придется.

Он, в одних спортивных штанах сидел у камина, подбрасывая ровные, как на подбор поленья в огонь, точнее угли, что остались, видимо, уже не от одной такой растопки. Сколько же я просидела в ванной?

На секунду застыв в дверном проёме и тут же поймав на себе его заинтересованный взгляд, я чуть ли не бегом добралась до кровати, ныряя под одеяло. Мокрые волосы и насквозь промокшее полотенце немедленно дали о себе знать, холодком пробежав по всему телу. И я снова начала дрожать, даже тёплое толстое одеяло не помогало согреться. Лежала, тряслась и прислушивалась к звукам, но, наверно, так старательно вслушивалась, что не услышала, как он подошёл. Край одеяла приподнялся, впуская ко мне прогретый камином воздух, но даже этого тепла не хватило, чтобы согреть меня. Только горячая рука, проскользившая по моей спине и которая, наверное, должна была согреть, заставила дрожать ещё сильнее. И не от холода…

— А вот теперь ты действительно замёрзла, — шепнул тихий хриплый баритон, резко сдёргивая с меня одеяло. Он совершенно спокойно приподнял меня одной рукой, другой стянул насквозь промокшее полотенце, отбрасывая то подальше, и снова накрыл одеялом. И действительно, так стало теплее, особенно от его горячего тела, так сильно прижатого сзади к моему, как будто он укрыл меня тёплым коконом. А его обжигающее дыхание на моей шее вперемешку с мокрыми локонами моих волос…

По телу вновь пробежали мурашки, только теперь ими руководил не страх, а возбуждение.

— Согласись так лучше, — усмехнулся согревающий меня мужчина, крепче прижимая к себе. На мгновенье показалось, что он хочет впитать моё тело в себя, но лишь на мгновение, пока его рука до этого спокойно лежавшая у меня поперёк живота не скользнула на бедро, а потом… Я закусила губы, чтобы не застонать от такой наглости, неожиданности, ласки. Его рука накрыла лобок, чуть протиснув пальцы между ног, но на этом остановилась. И я снова чуть не застонала, на этот раз от разочарования, что он не пошёл дальше. Не знаю, понял ли он что-нибудь, но лишь усмехнулся, ещё раз обдавая горячим дыханием мой затылок.

— Спи малыш, и ни о чём не волнуйся, я же говорил, что не укушу, — тихо рассмеялся он, и всё затихло, даже свет погас. А я лежала, в объятьях незнакомого мужчины, в кольце его рук дарящих тепло, обнаженная и совершенно ничего не понимающая. Ровный стук его сердца успокаивал и дарил какое-то подобие покоя, и незаметно для себя, я заснула.

* * *

Проснулась я от чувства холода и голода, о котором страдальчески ныл желудок, а главное одна. Части балдахина за спинкой кровати и по бокам теперь были опущены, позволяя мне видеть только кусок камина и дверь. И судя по абсолютной тишине, царившей в комнате, кроме меня в той никого не было. С одной стороны это радовало, но с другой…

Я села, кутаясь в одеяло. За ночь волосы успели высохнуть и теперь топорщились ещё страшнее, чем вчера до душа. Не придумав ничего более простого, кое-как заплела их в нелепую косу, но и это не особо помогло. Воронье гнездо с головы никуда не делось, хоть и приобрело более цивилизованный вид. Ещё раз осмотревшись и не увидев ничего нового, вздохнула, начиная по новой соображать, что вообще произошло вчера. Непонятный богач, явно сумасшедший, подобрал меня на улице, сначала напугав до чёртиков, прижав в тёмной подворотне попыткой изнасиловать, а потом похитил, привозя к себе домой, помыл, обогрел, поделил со мной кровать, хоть и не тронул. Рука непроизвольно коснулась низа живота, там, где вечером покоилась его ладонь. По телу пробежала новая волна жара, заставляя меня покраснеть и быстро отдёрнуть руку. Плюс к моему стыду, дверь тихо щелкнула, заставляя меня укутаться в одеяло чуть ли не по самый нос. Я хотела сделать вид, что ещё сплю, но он уже увидел обратное.

— Доброе утро, — улыбнулся мужчина, вкатывая в комнату тележку с едой. — Хорошо, что ты уже проснулась, я то думал, придётся тебя будить… — мужчина на долю секунды замер, о чём-то задумавшись и улыбнувшись, продолжил. — …хотя, я был бы не отказался тебя побудить.

Я снова покраснела, и почему-то вернулся вчерашний страх, что он сейчас прекратит мило улыбаться и хорошенько развлечёт себя, поимев меня.

— Извини, — низко рассмеялся он, закрывая за собой дверь. И снова щелчок и он один на один со мной, не считая тележки, с которой так вкусно пахнет. — Я иногда несу чушь, но в этой чуши больше правды, чем хотелось. Вижу, ты проголодалась. Не знаю, что ты любишь на завтрак, так что притащил всё, что успели приготовить.

А то, что он действительно притащил всё, усомнился бы только слепой и сытый. Чай, кофе, несколько стаканов с разным соком, молоко, даже бокал вина и это только напитки, из съедобного и так необходимого моему перенервничавшему организму на подносе имелось: яичница с беконом и помидорами, хлопья, тосты, вафли, салат из фруктов, какая-то нелепая мешанина, если не ошибаюсь — каша, кусок мяса с картошкой, бутерброды с сыром, колбасой, икрой и куча маленьких баночек с йогуртами, пудингами, вареньем и ещё чёрт знает с чем. Никогда не жаловалась на зрение и аппетит, хоть и никогда не мучила себя никакими диетами, просто я мало и редко ем. То некогда, то просто нет желания. Но сейчас, видя это разнообразия едущее ко мне и под требование ноющего желудка, облизывалась буквально на всё, находившееся на тележке. А он только улыбался и с каждым шагом замедлял движение.

Издевается подонок. Я бы сейчас отдала ему всё, только чтобы поесть.

Мужчина снова рассмеялся, видимо, видя в моём взгляде все, что я о нём думаю, и наконец, добрался до кровати, перенеся и расставя все четыре подноса на которых помещалась еда, на одеяло вокруг меня. На тележке остались только напитки, но они меня волновали в последнюю очередь.

Я без зазрения совести, буквально набросилась на кусок мяса, заедая его бутербродом с колбасой. И так увлеклась поглощением завтрака, что забыла даже про своего похитителя, а вот он про меня, не забыл.

Я чуть не подавилась, когда его губы коснулись шеи, а руки мягко обхватили обнаженные плечи, начав массировать.

— Тихо малыш, я, правда, не укушу, завтракай спокойно. Я просто погрею тебя, ты снова дрожишь, — успокаивающе зашептал он мне на ухо, при этом толи специально, да что уж там таить, конечно, специально касаясь мочки уха. Не задрожишь тут. В пору успокоительное пить, а лучше сразу яду. Брррррр и всё равно он прав — холодно.

Я немного расслабилась и принялась дожёвывать бутерброд, а его губы исследовать мою шею и плечи. И как после этого есть? Вот и мне резко расхотелось, да и желудок сообщил, что он наелся. Так и не доеденный хлеб с дорогой колбасой вернулись на поднос, а я повернула голову, желая посмотреть на моего мучителя. Но и этого мне сделать не дали. Стоило чуть обернуться, как его губы накрыли мои, утягивая в поцелуй, который был немедленно мою прекращен. А моя попытка к бегству закончилась перевернутым подносом и его насмешливым хохотом.

Веселится сволочь, а мне как-то совсем не до смеха.

— Что ж ты такая дёрганная? — всё ещё посмеиваясь, спросил он. А я как раз пыталась вернуть на место одеяло, сползшее по самый живот при моём неудачном побеге.

— Что тебе от меня нужно? — я хмуро ответила вопросом на вопрос, снова ёжась под его похотливым взглядом.

Мужчина оценивающе посмотрел на меня, хотя больше всего этот взгляд напоминал взгляд хищника, глазами разделывающего свою жертву на порционные обеденные кусочки.

— Да, вобще-то ничего, — он улыбнулся, одной рукой собирая рассыпанные мной баночки с йогуртами, другой ухватил недоеденный мной бутерброд. — Зря не доела, вкусно ведь, но раз ты не хочешь, не пропадать же добру, — обвиняюще сообщил он и закинул "добычу" в рот.

— Я наелась, — флегматично отзываюсь, лишь сильнее закутываясь в одеяло.

— Ну раз наелась, то тут я бессилен, — усмехнулся кареглазый и засунул руку в карман штанов, после чего, дверь со щелчком открылась и вошли две близняшки — блондинки в уминимизированной форме прислуги, ни сколько не смутившись моего вида, кажется, им вообще не привыкать к таким видам. Да и судя по их форме и фигуристым выпуклостям, ногам от ушей и высоким каблукам, абсолютно не свойственным прислуге, они привыкшие не только к видам, но и к активным действиям. Я же говорила, что у него есть пульт дистанционного управления. Теперь я точно знаю, что есть. Добраться бы до него и сбежать…

Девушки забрали подносы, утрамбовав их на тележку, и уже собирались уходить, но мужчина окликнул их, опять говоря по-французски, после чего прислуга быстро удалилась, а я так хотела сока. Пришлось сглотнуть ставшим комком в горле бутерброд, и в который раз поёжится под взглядом мужчины.

— Ты меня стесняешься, — он не спросил, он констатировал это. А что я могла сказать, если это правда, только с уклоном скорее не на стыд, а на страх. Я его боялась, это я знала точно. Чтобы он там не говорил, что не покусает, в моём диапазоне это рассматривалось по-другому.

— Я… боюсь, — с запинкой, но честно призналась я. Потому что врать ему, мне показалось чревато. Он точно поймёт, что я соврала, у него это в глазах написано и ещё неизвестно что будет, если ему не понравится моя ложь.

— Ты меня боишься, — логично повторил он моё признание, обхватив меня за плечи и буквально завалив себя. — Зря малыш. Я единственный, кого тебе не стоит бояться, договорились? — его до этого поглаживающие меня по волосам руки замерли ждя ответа, а я лишь кивнула, боясь, что голосом выдам своё истинное отношение к этому — договорились. Но, кажется, он мне поверил, по крайней мере, его пальцы продолжали перебирать мои локоны, которые он методично расплетал из косы.

— Вот только почему, я тебе не верю? — усмехнулся он мне в макушку, и я чертовски пожалела, что соврала. Нет, он не стал бить, ругаться, выдирать мне волосы, насиловать, он просто ушёл. С чем себя можно было и поздравить, впервые за утро смогла вздохнуть спокойно, не беспокоясь, что он в любой момент может наброситься. А ведь мог, но не набросился. Абсолютно не понимаю поступки этого мужчины.

От нечего делать, перегруженной нервной системы и обильного завтрака меня потянуло обратно в сон, чем впоследствии и воспользовался мой "добродушный" похититель.

Разбудило меня лёгкое прикосновение чего-то холодного, как показала практика и открытые глаза — кубика льда, которым он осторожно водил по моим пересохшим губам, а я неосознанно собирала крупицы влаги, облизывая губы в след движению льдинки. Пить хотелось неимоверно, пол жизни за глоток воды, а лёд на губах только усиливал жажду. Но ему, лежащему в ладони от меня и надменно улыбающемуся, я в жизни не скажу то, за что сейчас готова простить и насилие над собой.

— Хочешь пить? — лукаво поинтересовался он, положив лёд мне в ямочку между ключицами, от чего я тихо пискнула, но в следующую секунду замерла, заворожено следя за кроваво красной жидкостью, бокал с которой он теперь крутил в руке заместо льда.

— Напитки слишком быстро унесли за завтраком, — проскрежетала я пересохшим горлом. Не знаю почему, но пить хотелось так, словно не пила неделю или, наоборот, пила, употребляя исключительно алкоголь.

— Тогда я не зря захватил с собой вино, — он расплылся в довольной улыбке Чеширского кота, поднося бокал к моим губам. Но не успела я потянуться к тому, как бокал от моих губ переместился к его, одним глотком лишая меня практически жизни. Я жадно облизнулась, бросая в похитителя убийственный взгляд.

Мужчина в очередной раз усмехнулся, вытягивая из-за спины открытую бутылку вина, не дешевого вина. Я подскочила с кровати тянясь к алкоголю, совершенно забыв, что полностью обгажена, да и не волновало это сейчас. Жажда раскрепощает людей, знаете ли…

— Нет-нет-нет… — он покачал головой, выдернув бутылку буквально у меня из рук, издевательски спрятав её обратно за спину, а я почему-то вспомнила о стыде, охнула и нырнула под одеяло.

— Я очень хочу пить, — пробубнила из-под толстого стеганого одеяла, высовываясь только по уровень глаз.

— Но при одном условии, — загадочно начал он, а я уже поняла, что ничем хорошим эта его загадочность для меня не закончится. — Первый бокал ты выпьешь, так как захочу я.

Вот тут я поняла, что попала, мало ли что ему в голову взбредёт.

— Не пугайся раньше времени, ничем криминальным это не закончится, ты же помнишь, я обещал не кусаться, — говоря, он показно медленно, тонкой струйкой переливал вино из бутылки в бокал, доводя меня до истерики, которая того и гляди набросится на меня. И почему только я воспринимаю это как игру? Я больна. Больна на всю голову и мне плевать.

Обречённо киваю и готовлюсь к худшему, а эта последняя сволочь просто выпивает бокал и, улыбаясь, смотрит на меня. Хоть и было в этом бокале не больше четверти, но меня добило и это. Собираюсь возмутиться…

Его губы накрыли мои. Во рту сразу почувствовался терпко — сладкий привкус, очень аккуратно, целуя меня, утоляющий мою жажду. Разум запротестовал, а вот тело начало плавится лишь от одного поцелуя. Я точно больная.

— Надеюсь, ты удовлетворена? И как видишь, ничего криминального, как я и сказал, — прошептал он, едва касаясь моих губ, и резко отстранился, заставляя меня почти застонать от недовольства. Я всё ещё жутко хотела пить… и продолжать целовать его.

Видя моё слегка пришибленное состояние, мужчина довольно усмехнулся и на секунду свесился с кровати, чтобы, вернувшись, осчастливить меня апельсиновым соком. Целым двухлитровым графином, к которому я жадно припала и пила пока не поняла, что ещё капля, и я лопну.

— Спасибо, — переполненная до краёв поблагодарила я, откидываясь на подушки, которых на кровати оказалось аж пять штук.

— Да не за что, — отмахнулся он, убирая графин обратно под кровать, следом отправилась бутылка с вином и бокал, которым он так долго мучил меня. — А если бы ты не строила из себя мисс скромность и просто попросила, — произнёс он елейным голосом и мне захотелось придушить его, его же подушками, всеми сразу.

— Ты…

— Да-да, сволочь, скотина, маньяк и так далее по списку, — проворчал мужчина, снова притягивая меня к себе вместе с одеялом, в которое я вцепилась насмерть. Но он только уложил мою голову себе на плечо и приобнил. — Так чего ты так испугалась, малыш? Кто заставил гулять по ночам в тёмных переулках, где так много плохих дядь?

— И часто ты бываешь плохим дядей? — я осмелилась задать вопрос, на который этот полуночный маньяк лишь хмыкнул, видимо, поражаясь моей проснувшейся смелости.

— Не поверишь, но это была моя первая попытка, — как ни в чём не бывало, признался он. По осторожным поглаживанием моего плечами самыми кончиками его пальцем, я решила, что он о чём-то задумался и просто лежала в объятьях, даже не шевелясь, прислушиваясь к каждому вздоху. А заодно воспользовалась моментом, чтобы задать ещё один интересующий меня вопрос — зачем он притащил меня сюда? Но вместо этого спросила почему-то:

— И ты бы действительно изнасиловал меня?

— Да, — ответил он, не колеблясь и даже не задумываясь. Я скривилась, понимая, какая беспринципная скотина обнимает меня и попыталась высвободиться из его рук, не желая находиться с ним не то, что в одной постели, на одной планете и то бы мне всё равно было бы омерзительно знать, что где-то в мире живёт такая падаль. Он не стал мешать, отпустил и пересел в ноги кровати, но и там не оставил в покое, перехватив мои ступни и осторожно начав их массировать.

— И ты, вот так запросто, изнасиловал бы совершенно беззащитную незнакомую тебе девушку? Зачем? У тебя столько денег, что ты можешь иметь любую, — вспылила я, выдёргивая ступни из его рук, но он не отпустил.

— Вот поэтому и бросаюсь на беззащитных и незнакомых. Всё от скуки. Когда имеешь всё, становится не интересно жить, — как-то философски отстранённо рассудил мужчина, хотя какой он после этого мужчина?! Подонок! Ублюдок! Как таких только земля держит!? Скучно ему, понимаете ли! Развлечения захотелось! И ведь главное что с такими деньжищами ему ничего не будет, даже если он убьёт. Даст кому надо и всё, он невинен как младенец. Мразь!

Видимо мои мысли отразились на лице — глаза мужчины потемнели от злости, но он ничего не сказал, лишь продолжая бережно перебирать пальцы на моих ступнях. И тут я, наконец, вспомнила, что хотела спросить с самого начало.

— А почему не трахнул прямо там? Притащил сюда, заботишься, холишь и лелеешь? — с вызовом смотрю в его сейчас тёмно карие глаза, а там, от злости даже зелёный ободок исчез.

— Может, просто стало тебя жалко? — пожал он плечами. У меня появилось страшное желание влепить ему пощёчину. Да что угодно, но жалости к себе я не потерплю, особенно от него. — Я ведь действительно хотел взять тебя прямо там, но ты так необычно повела себя. Я даже сперва растерялся, а со мной давно такого не было. А потом когда по твоей щеке покатилась слеза, я понял, что выбрал совершенно не подходящую жертву, не подходящее место и…

— И привез меня сюда. Благодарю. Как-нибудь обойдусь и без твоего сострадания. Иди, жалей сирых и убогих, а я сама справлюсь.

— С чем справишься то? — ну вот, вернулись к тому с чего начали. Но почему бы и нет? Пусть поймёт, какие все мужики подонки.

И я рассказала, во всех подробностях. Он внимательно слушал откровение последних шести месяцев моей жизни, не перебивая и не шевелясь. Временами, когда его руки прекращали поглаживать ступни, казалось, что мой скучающий маньяк — похититель превращается в статую. Но проходило пара минут и он отмирал, снова внимательно слушая меня.

Рассказ закончился и в комнате повисла гнетущая тишина. Если он обдумывал услышанное, то мне просто не хотелось больше разговаривать. Но он первым нарушил долгие минуты почти осязаемой тишины.

— Как тебя зовут, малыш?

Я несколько секунд раздумывала, говорить ему или нет или сказать чужое имя, а ведь он опять поймет, что я соврала.

— Саша, — наконец, тихо отозвалась я и его глаза вновь потемнели, а тело напряглось. Мужчина изучающе смотрел на меня, комната снова погрузилась в молчание. Ему не понравилось моё имя? Знаю, для девушки это не самое подходящее, нежели какая-нибудь Снежана или Маргарита, но родители очень хотели сына и вот теперь…

— Значит тёска, — он искренне улыбнулся и расслабился, расслабилась и я. — Можешь посмеяться, но меня тоже зовут Саша, Александр, но лучше просто Алекс, — представился мой похититель, чуть ли не протягивая мне ладонь для рукопожатия. А у меня в голове всё ещё крутились его слова про развлечения, так что я только брезгливо поморщилась и отвернулась, от снова изучающих меня глаз.

— Тебе не понравилось моё развлечение? — вздохнул он, наконец, полностью прекращая касаться моего тела. Смотрите, какой проницательный! А раньше не понял, блин.

— Так заметно? — фыркнула я и, свернувшись калачиком, с головою спряталась под одеялом.

Сверху на одеяло легли, приобняв через толстый источник тепла поперек живота. Я дернулась и тут же замерла.

— Хватит, малыш, не надо строить из себя святую невинность, все мы совершаем ошибки, но если бы я не сделал своей, тебя сейчас здесь не было.

— Лучше бы не было, чем слушать твои разглагольствования, — совсем осмелев, буркнула я.

В следующий момент с меня сорвали одеяло, и я оказалась прижатой его телом к матрасу.

— Мне плевать, что ты там думаешь, но я ничего не могу с собой поделать, ты чертовски понравилась мне и твоё присутствие в моей постели… — он прикрыл глаза от удовольствия, удерживая мои руки прижатыми по стойке смирно к телу, по которому похотливо загулял его взгляд. — Ты даже не представляешь, как трудно сдерживаться, чтобы не взять тебя прямо сейчас, — его низкий голос, стал ещё ниже, появилась возбуждённая хрипотца и не только она появилась…

— Пусти, пожалуйста, я не хочу! — пропищала я, то же не своим, перепуганным голоском.

— Но ты, так просила меня об этом в том переулке, а теперь…

— Теперь мне страшно! — дерзко перебиваю его и если он такой внимательный, каким хочет казаться, ему не составит труда заметить крупную дрожь, бьющую моё тело.

— И это дрожь явно не от холода, — Алекс подтвердил мои мысли о своей разумности, скатился с меня, но уходить дальше, чем я прижатая к его горячему, чувствующемуся даже через жар одежды боку, не стал. А я снова свернулась калачиком тоня в его теле.

— Не бойся, малыш, я не сделаю тебе больно. Хочешь, отвезу тебя домой прямо сейчас? — серьезно спросил он, снова согревая горячим дыханием мою шею сзади.

— Нет! — Я встрепенулась, чуть ли не закричав. Вернуться туда, где мне сломали всю жизнь?! Ненавижу эту квартиру! Никогда больше туда не вернусь!

— Тихо-тихо-тихо, никуда я тебя не повезу. Оставайся у меня сколько захочешь, я буду только рад. Я на самом деле не такой плохой, как кажется, — Алекс немедленно начал меня успокаивать, только слёзы сами катились по щекам.

Несколько минут его успокоительного ласкового шепота прошли в пустую, только сильнее напугав меня.

Я больше никогда не поверю мужчине, особенно, такому как он. Мне достаточно одного предательство, которое настолько сломило меня. Не хочу. Не могу. Просто нет сил.

И как же я оказалась права, когда не позволила себе ему поверить. Александр, нет, мой похититель собрал в хвост мои волосы, оголяя шею, по которой тут же прошлись его губы, а рука до того мирно лежащая на моём животе, начала движение, выводя на коже сводящие с ума узоры.

— Я буду так ласкать тебя, пока ты не перестанешь рыдать и заливать мою любимую подушку слезами, поняла? — лукавый шепот над ухом и мочка того втянута в его рот, чтобы немедленно быть прикушенной. У меня поджались пальцы на ногах от этой почти невинной ласки, если бы не его широкая горячая ладонь обхватившая грудь…

Я поняла, что полностью успокоилась и мыслью вполне здраво, только когда его рука проделала вчерашний маршрут, но в отличие от вчера, пальцы не замерли, а очень медленно и осторожно начали двигаться, и его язык окончательно добил меня, пробежавшись от уха к плечу. Пришлось закусить губы, чтобы скрыть стон удовольствия, а вот предательскую дрожь во всём теле, скрыть оказалось невозможно.

— Вижу, ты успокоилась Александра… — к нему вернулся хриплый искушающий голос. А я не удержавшись чтобы не посмотреть моему похитителю в глаза, перевернулась на спину, сама не осознавая, что этим лишь упростила задачу его пальцам и уже не смогла скрыть стон, когда они скользнули в меня…

Всё что я успела до этого разглядеть в его глазах — бесконечную бездну сексуального желания, кажется, передавшуюся и мне с поцелуем властных губ, втянувших в себя мой давно затвердевший сосок.

А пальцы продолжали так же неспешно, как он вчера ими расстегивал на себе рубашку, двигаться во мне.

Дыхание сбилось, пульс и до того бешено скачущий, просто взорвался под его языком, каждым касанием стирающим мою прошлую жизнь. Пальцы выскользнули из моего тела, размазывая оставшийся на них сок желания по животу и груди. И каждое такое касание его языка, губ, горячих ладоней просто сводила с ума, заставляло желать большего, вырвав у меня пусть только мысленный крик — чего же он медлит? И в ответ на мои мысли его пальцы, но уже явно в большем количестве, вернулись в меня, заставив в очередной раз вскрикнуть от удовольствия, выгибаясь ему на встречу. Чтобы мой сосок был тут же прикушен, а холодная струйка воздуха, что последовала за укусом, окончательно уничтожили во мне всё разумное. Я хочу его, хочу больше жизни и не намерена больше скрывать это. Пусть он собирался меня изнасиловать, пусть я ему не верю, но Господи, почему он медлит?..

— Нет, ты явно успокоилась, — искушающий хрип где-то в районе моей шеи и в этом голосе слышится не меньше желания, чем в моём ответном стоне. А он лишь продолжает мучительно приятную ласку пальцев, властвующих во мне.

— Пожалуйста… — просящий всхлип сорвался с моих губ.

— Уже умоляешь? А пять минут назад ты гнала меня, — он растянулся в хищной издевательской улыбке, но я тоже не осталась в долгу. Моя рука до того мирно сжимающая одеяло, забралась ему под майку, пробежав ноготками по мышцам пресса, и тут же спустилась ниже, через мягкую ткань спортивных штанов, обхватывая ладошкой его напряжённую плоть.

Звериный рык вырвался из его горла и губы тут же жадно накрыли мои, а пальцы внутри меня, начали двигаться быстрее, приближая сладкий пик наслаждения.

— Как же я хочу тебя, — прорычал мой мучитель, разрывая такой сумасшедший поцелуй. — Но только при одном условии, — Алекс тяжело хрипло дышал, но при этом ещё умудряется выдвигать мне условия? Истинный командир. И я согласна на любое его условие, каким бы невыгодным оно для меня не было.

— Ты целиком станешь моей, чтобы я не пожелал, — гортанно прохрипел он и я, не задумываясь, выдохнула согласие.

Буквально в миллиметре от истинного удовольствия, что уже накрывало тело, он вырвал из меня приносящие блаженство пальцы. Моя ладонь, что так и сжимала его возбужденное естество, лишилось этого удовольствия, а сам мужчина отстранился от меня, вызвав разочарованный стон. И те несколько секунд проведенных без его ласк, практически остудили меня, снова становясь плодом моего унижения за те полгода, что я раздвигала ноги перед той мразью. Но стоило рукам Алекса вновь коснуться меня…

Огонь, адское пламя, даримое его ласками, и я снова потерялась в нем.

Его тело накрыло моё, наконец, заменяя пальцы на то, чего мне так давно хотелось, но и тут меня ждало разочарование. Он вплотную прижался ко мне, едва погружаясь, вызывая умоляющие всхлипы, издеваясь надо мной. Не знаю, как он ещё держался, но будь я на его месте… Мои ноги обхватили его бедра, хоть так пытаясь заставить ворваться в меня, на что Алекс лишь приглушенно рассмеялся, видя моё нетерпение.

— Мой малыш, — шепнул он и одним резким разрывающим толчком, взорвал меня и сам зарычал, когда плотное кольцо моего тела сдавило его плоть, вознося на вершину блаженства. Кажется, мой насильник не ожидал, что я настолько узка там или это он настолько велик? Моя не растягиваемость всегда была моей больной точкой. Но самая адская боль была, когда я лишалась девственности. Но с ним…

Никакой боли, только яркая вспышка оргазма, накрывшая меня лишь от первого толчка.

Но ни я, ни тем более он, на этом не остановились. Ласки Алекса слились в череду моих непрерывных взрывов, словно я не была с мужчиной несколько лет, хотя теперь назвать того подонка мужчиной… Он никогда не дарил и сотой доли того наслаждения, что дарит мой насильник, заботясь только о своём удовольствии. Алекс же, кажется, заботится только о моём, стиснув зубы, терпя, чтобы не взорваться самому.

Очередной громкий стон, скорее даже крик сорвался с губ, унося тело и разум в сильнейший взрыв сверхновой, заставляя меня биться под ним, ещё сильнее обхватывая его плоть, и тут Алекс не выдержал, добавляя в мои стоны свой сиплый рык удовольствия. Его плоть внутри меня забилась с неистовой силой, ещё увеличиваясь и пульсируя. Никогда не думала, что можно ощущать такое, но я чувствовала и впитывала в себя каждое его изменение. А нескончаемый поток его горячего семени, пролившийся в меня, новым взрывом перевернул мой мир. Не думала, что можно улететь только от одного осознания того, что мужчина целиком и полностью властвует в тебе. И мне было абсолютно всё равно, что я могу забеременеть от такого секса. Это того стоило. Даже ради одной ночи с ним.

Алекс на подрагивающих руках навис надо мной, не желая отпускать, даже когда я испила все его силы. Не знаю, сколько прошло времени с тех пор как мы начали, часов в комнате не было, но по моему внутреннему хронометру, прошла вечность.

Ещё один долгий поцелуй, и он покинул меня, как и я тяжело дыша, лежал рядом, но стоило мне пошевелиться, как я была немедленно притянута к его телу, нежась в кольце сильных и таких горячих рук. А он перебирал влажные от нашей страсти пряди моих волос. Так хорошо и спокойно мне не было ещё ни с кем.

— Саш… — позвал он, вырывая меня из сладкой дремы.

— Да? — сонно отзываюсь и, сладко потянувшись, сама прижимаюсь к нему. И к моему удивлению не нахожу рядом. Этот факт, да что уж там факт, он получил своё развлечение, впрочем, как и я своё. Он мне ничего не обещал, а я не просила, но…

Открываю глаза, по привычке прикрываясь скомканным и немного мокрым, перекрученным в пододеяльнике одеялом. Алекс, голым сидит на краю постели, чуть склонив голову в бок, и улыбается. В правой руке держит стакан с водой, другая рука была сжата в кулак.

— Что-то случилось? — спросони, непонимающе спрашиваю, тут же откидываясь обратно на подушку.

— Нет, но может. Я вел себя чересчур несдержанно, так что выпей, — он разжал кулак, протягивая мне небольшую розовую таблетку.

Я снова села, вопросительно смотря на него и таблетку.

— Противозачаточное, — с легкой улыбкой пояснил Алекс и я больше ни о чем, не спрашивая, выпила все, что он предлагал.

— Боишься стать папой? — сонно поинтересовалась я, снова засыпая у него на груди.

— Я боюсь, что ты ещё не готова становится мамой, — с веселой усмешкой ответил он, а я уснула со счастливой улыбкой на губах. И снился мне Александр…

* * *

Я лениво приоткрыла глаза, но тут же зевнула и закрыла опять, растягиваясь на кровати.

"Опять я просыпаюсь в гордом одиночестве" — мысленно вздыхаю и улыбаюсь. А потом пулей вскакиваю и бегу в ванну, точнее к туалету. Не надо больше столько пить.

Довольная жизнью, я вернулась в комнату, чтобы наткнутся на очередную тележку с едой. Пельмени, записка и бокал вина — что может быть лучше? С тарелкой и запиской я перебралась в кровать, так и не обременяя себя одеждой, которой ко всему просто не было.

Уже жуя раскрыла листок А4 и снова не смогла сдержать улыбку.

"Прости, что тебе приходится просыпаться в одиночестве, но ты реально долго спишь. Ушёл по делам. Приятного аппетита, малыш, и не пей много вина" — гласила записка.

Мне захотелось броситься к нему на шею и расцеловать и то, что только вчера я считала его подонком… это было вчера. Я больше не хочу оглядываться на прошлое. И будь что будет. Захочет поиграть со мной, а потом выбросит как надоевшую куклу, значит, так тому и быть. Я больше не сломаюсь и не прогнусь ни перед кем.

Вдоволь наевшись, лениво оглядела комнату, прикидывая, чем бы себя занять. Оказалось, что занять себя совершенно нечем, но тут мой взгляд случайно зацепился за коробку лежащую в ногах кровати и ранее мной незамеченную. Да на такой кровати можно и слона потерять, не то, что коробку 30 на 20 отличающуюся от тёмно — зелёного постельного белья, бледно зеленым цветом.

У меня нету слов, чтобы описать мою улыбку, когда я рассматривала его подарок. Черное из легкого шелка вечернее платье, стоящее как моя зарплата за лет так пять. Я собиралась сразу влезть в эту роскошь, но, вспомнив своё жалкое отражение в зеркале, решила сначала всё же привести себя в порядок, да и такая бурная ночь оставила свои отпечатки на моей внешности.

Функция — контрастный душ и моментальная сушка — к моему удивление обнаруженная на сенсорной панели душа, быстро привели меня в норму. А под струями прохладного воздуха, даже мои длинные волосы высохли за какие-то минуты. Выбравшись из душа, я наконец-то, влезла в платье и сама поразилась изменениям, произошедшим со мной.

Алые припухшие губы так и манили прикоснуться к ним, глаза цвета стального метала, азартно сверкали, тёмно — русые локоны струились по оголенной спине и плечам, а главное — платье. Насыщенно чёрное сидящее на моей фигуре так, словно было сшито специально для меня, а, узнав Алекса за эти двое суток, так оно, скорее всего и было. Прямое, без особых излишек, доходящее мне ровно до низа косточки на щиколотке, но с таким вульгарным разрезом с правой стороны, что любой видящей меня в нём, может честно сказать, что белья на мне нет. Вся спина была оголена, а само платье держалось при помощи двух лент, крепящихся сзади на шее. И вырез. Он особо заслуживает описания. Заканчивался он ровно там, где начинался низ моего живота, и только одна широкая лента под самой грудью не давала мне, так сказать, светить голым бюстом. Наверное, Алекс очень любит вид обнаженного тела, да и я в восторге от подарка.

Ещё раз взглянула в зеркало и продолжила не узнавать себя. Не могла я так измениться за два дня. Ни грамма косметики, хоть я и раньше не особо ей баловалась, но теперь она мне вообще была не нужна. Без неё мне намного лучше. Но если брать общий расклад, та скромная дурочка Саша никак не вязалась с роковой стервой Александрой, смотрящей на меня из зеркала.

Покинув ванну меня, потянуло на подвиги, точнее исследование местности. И тут мимо обострившегося внимания не прошла левая дверь, за которой по моему предположению находился его шкаф. И я не ошиблась, если только в габаритах. Комната не меньше чем спальня была плотно заставлена стеллажами с вешалками, а свет включался, так же как и в остальном доме, реагируя на движение. А ещё говорят — женщины шмотницы. Да тут одежды хватит на маленькую армию. Вешалки с дорогущими брендовыми костюмами, рубашками, футболками, свитерами, спортивной одеждой и целая стена, с обувью начиная от классических ботинок заканчивая ковбойскими сапогами и пляжными шлёпками. Не удивилась если, порывшись поглубже, откапала бы пару женских туфель, но не скажу что ходить босиком по мягкому ковру так уж неприятно.

Закончив с осмотром гардероба, я вернулась в комнату, снова не зная чем себя занять. Как включать эту домашнюю стену — кинотеатр, я не знала, да и просто не люблю смотреть телевизор. Для меня лучшем телевизором всегда были и будут окна. Окно! Взгляд метнулся к тяжелой зелёной шторе, за которым скрывался целый мир. Как выяснилось не просто окно, а раздвижная дверь на огромную террасу. Я прилипла к стеклу, всматриваясь в пейзаж, и мне страшно захотелось выйти на воздух, увидеть всю картину, а не одни вершины деревьев. Но на улице осень, а я в вечернем платье, босиком.

Я точно больная, а в ближайшее время стану ещё и простуженной. Не удержавшись, я всё же вышла на балкон, сразу почувствовав холодное прикосновение осеннего вечера. Я точно слишком долго сплю, но Алекс так меня измотал…

Плюнув на холодок, решила, что пять минут меня не убьют, и облокотилась на деревянные толстые перила покрашенные в серебряный цвет, любуясь видом осеннего парка и поджимая пальцы на замерзших ступнях.

А мне казалось, что парк был меньше, когда меня везли сюда. Наверно, мы просто слишком быстро ехали, и я не смогла сориентироваться. Но, не смотря на это, вид открывался потрясающий. Около километра деревьев, разукрашенных осенним художником в жёлтые, красные, бардовые, местами и зеленые цвета, золотистые тучи, в закатном солнце и горячие ладони, обхватившие мои плечи…

— Не замёрзла, малышка? — всё тот же искушающий шепот и его губы, изучающие мою шею.

— Уже согрелась, — сбивчиво выдыхаю, оборачиваясь к нему. Мои губы тут же оказались в плену его.

— И всё же, ты замёрзла, — констатировал он, утягивая меня с балкона в спальню.

— Ну, если только капельку, — я улыбнулась такой заботе, осматривая своего похитителя. На Алексе идеально сидел один из его многочисленных костюмов, делая его ещё сексуальнее и желаннее.

— Ты великолепна, Саша, — произнёс он, как только занавесил окно, так чтобы не было видно, что происходит внутри и снаружи.

— Ты тоже неплохо смотришься. Мы куда-то собираемся?

— Практически. Сегодня я устраиваю что-то типа бала для богатых и нудных снобов, — Алекс взял меня за руку, ведя к кровати. — И ты будешь меня сопровождать.

— Я? — резко останавливаюсь, не дойдя шага до кровати. Алекс остановился вместе со мной и, видя мою растерянность, улыбнулся и легко толкнул меня на постель, принуждая сесть.

— А почему нет? — лукаво поинтересовался он, опускаясь передо мной на одно колено. Обхватил мою ногу и снова как вчера начал перебирать пальчики. Я опешила.

— Но… Но… У меня даже туфель нет! — выпалила первое, что пришло в голову, все ещё поражаясь его поведением.

— Кто тебе сказал что нет? — Алекс ехидно улыбнулся и словно волшебник, достал из-под кровати коробку, и сам же принялся обувать меня.

— Давай-давай, вставай, — он протянул мне руку, только благодаря которой я и встала. Туфли сидели, как будто я в них родилась и стоили если не пятилетнюю мою зарплату, то свою однокомнатную квартиру мне пришлось бы уменьшить на комнату и жить на кухне. Чёрные туфли — босоножки сделанные на древнегреческий манер отдалённо напоминали сандали. На пятисантиметровом каблуке, кожаными ремешками заключали ногу чуть ниже колена в большие клетки — решётки, а по краю всё это было расшито тонкой серебряной нитью.

— Я же не расплачусь с тобой за эти вещи, — испуганно выдыхаю, крепко вцепившись в руку Алекса.

— И даже думать не смей. Это подарки, — строго отрезал он, но тут же смягчился и улыбнулся. — К тому же я разве не могу побаловать свою даму красивой вещицей?

— Ты всё ещё хочешь, чтобы я сопровождала тебя? — делаю пару неуверенных шагов, но туфли, словно продолжения моих ног. Я даже не чувствую, что на каблуках.

— Помнишь, на что ты согласилась ночью? — спросил Алекс, обнимая меня сзади за талию.

Я в момент вспыхнула, краснея при воспоминаниях о ночи и если честно, то я совершенно не помнила, с чем соглашалась, на тот момент мне было всё равно, а сейчас… пауза затягивалась, а я всё так же пыталась мучительно вспомнить.

— Понятно, — усмехнулся Александр, потеревшись о моё плечо чуть колючей щекой и я забыла, чего он спрашивал минуту назад. — Тогда я напомню. Ты согласилась быть моей, чего бы я не пожелал.

— Правда? — удивленно переспрашиваю.

— Ты сомневаешься в моей искренности, малыш? — его губы коснулись плеча, а правая рука скользнула в вырез платья на животе и я поняла, что готова отдать ему не только себя, но и заложить душу, если он попросит.

— Нет, но…

— Но ты не доверяешь и не понимаешь. Я бы тоже на твоём месте не верил сам себе, — закончил за меня Алекс — Но…

— Но у меня нет другого выбора, — теперь за него закончила уже я.

— Я рад, что мы друг друга поняли, — он чмокнул меня в макушку и снова нырнул под кровать, возвращаясь ко мне с очередной коробкой. Интересно, а если я там тоже пороюсь, не отыщу ли для себя Ламбаржини?

На этот раз коробочка была совсем небольшой, из чёрного бархата, и я даже представить себе не позволила, что может в ней находиться.

— Моя леди должна блистать, — с подленькой улыбочкой сообщил Александр и потянул бархатную крышку вверх. Я зажмурила глаза, мысленно твердя себе, что если я не вижу, то этого нет.

— Саш, открой глаза, хочешь ты того или нет, но и это тоже мой тебе подарок.

— Извиняешься, да? — злобно спрашиваю, приоткрывая правый глаз, и чуть не падаю, ослепленная звездным небом бриллиантов рассыпавшихся по черноте бархата. — Не надо мне таких подарком.

— Ты согласилась малыш. Дважды согласилась быть моей. И теперь, расслабься и получай удовольствие, — как-то сердито сказал Алекс, и мне не оставалась ничего, кроме как подчинится его воле.

В итоге мою шею обвил тонкий ошейник — колье, с которого платиновой нитью ровно в разрез платья опустился бриллиант с лесной орех. На ушах красовались точно такие же драгоценные слезы — нити длиною сантиметра три, заканчивающиеся бриллиантом поменьше, где-то с горошину. А левое запястье обхватил широкий платиновый браслет, целиком инкрустированный мелкими бриллиантинами и пятью нитями, каждая из которых заканчивалась крошечным звенящим серебряным колокольчиком, спускающихся да середины ладони.

— Вот теперь, малыш, ты готова, — заворожено выдохнул мой соблазнительный похититель, смотря на меня.

— Я что так плохо выгляжу? — почему-то стушевалась я, мелко пятясь от него.

В глазах моего похитителя вспыхнули искры ничем не уступавшие блеску бриллиантов.

— Ты божественна, Александра, — с придыханием произнёс он и, поймав мою ладонь, переплёл наши пальцы и потянул за собой в неизвестность.

И снова был коридор с самовключающимися лампами, в котором я поинтересовалась — и не лень ему по несколько раз в день совершать такие длительные прогулки до спальни. Он ответил, что ему нравится уединённость и, что его никто не тревожит, ведь без его разрешения, по этому коридору просто невозможно пройти.

Мы обошли стороной мраморную лестницу, по которой он привёл меня в свою комнату и какими-то окольными путями повёл, как он выразился, полюбоваться снобами со стороны, чтобы знать к чему готовится.

Гости уже начали собираться, я даже слышала их веселые голоса где-то над нами, но всё же больше всего меня интересовало — почему у него во всём доме лишь одно нормальное зеркало? Или он специально водит меня тайными коридорами, боясь показывать самой себе. А я как вкопанная замирала у любой мало мальски отражающей поверхности, чтобы хоть как-то рассмотреть всю ту красоту, что он навесил на меня. Алекс каждый раз посмеивался, делал мне очередной комплимент и обещал, что я затмю любую фифу на этом долбанном балу. Его слова, между прочим.

— Малыш, — вздохнул он, когда я, всё-таки нашла пригодную зеркальную поверхность, отобрав серебряный поднос у молоденького парнишки, кажется, бармена, на своё несчастье проходившего мимо нас. Теперь парень понуро стоял, озадаченно пялился на меня, держал в каждой руке по три бутылки шампанского и вздыхал. А я фигела на своё отражение в начищенном почти до состояния зеркала подносе. Не может это быть правдой, не бывает так.

— Я либо сплю, либо попала в сказку, но вероятий всего умерла и попала в рай, — неосознанно пробормотала я. Алекс немедленно встрепенулся, жестом отсылая бармена восвояси, и крепко обнял меня.

— Что ты такое говоришь, малыш? — он обеспокоено заглянул мне в глаза, в которых уже набухали слёзы.

— Такого не бывает в реальной жизни, только не со мной. Это всё неправда. Чья-то злая шутка, — я была готова расплакаться, практически впадая в истерику.

— Глупости, — Алекс буквально отрезал мои слёзы своим страстным поцелуем. — В жизни случается всё. Надо только верить… — шептал он мне в губы, прижимаясь своим лбом к моему.

— Но… — я попыталась что-то возразить, разумно понимая, что какие бы чудеса не случались, я не тот человек, с которым могло случиться такое чудо. Но его губы убеждали в обратном, покрывая мои плечи и шею властными поцелуями, а руки уже боролись с лентами, удерживающими платье. И тут раздалось деликатное покашливание…

Алекс резко встрепенулся, одаривая помешавшего нам человека испепеляющим взглядом почти чёрных от ярости глаз, но тут же успокоился, выпрямляя без того ровную спину. Да и не замечала я за ним сутулости. Однако перед этим средневозрастным мужчиной с лёгкой сединой в светло каштановых волосах и жемчужно белом фраке, мой похититель будто бы хотел выглядеть как можно солиднее. Его отец? Девой партёр? Самый заклятый враг?

— Простите, что помешал, но у меня к тебе срочно дело, — обратился мужчина к Алексу, при этом мило улыбаясь мне и оценивающе пробегая по фигуре явно наметанным глазом от макушки до самых шпилек туфель.

— А дело не может подождать до завтра? — раздражённо бросил мой похититель, застегивая верхние пуговицы рубашки, до которых уже успели добраться мои пальцы.

— Дело может подождать и до следующего нового года, а вот Соер и Спас ждать не будут, — равнодушно произнёс мужчина, делая вид, что уходит.

Алекс страдальчески вздохнул, закатывая глаза к потолку.

— Ладно, Пит, пошли, разберемся, а ты, малыш… — он с нежностью провёл большим пальцем по моим губам. — Иди пока к гостям и затми их. Мы быстро.

Мне вкратце рассказали, как дойти до зала, где проходил так называемый "бал" и оба мужчины поспешили меня покинуть. Разумеется, я растерялась и застыла на месте, смотря им вслед. Я с Алексом то не знала, что мне там делать, а теперь… Ну вот она вернувшаяся истерика, только вернулась она в виде паники. И уж раз они скоро придут, может, я просто тут постою? Никого не трону, даже отнимать подносы больше не стану.

— Мадмуазель, пойдемте, меня просили вас проводить, — уверенный голос из темноты заставил испуганно подскочить, заозиратся по сторонам и облегчённо выдохнуть. Тот самый дворецкий, что отрывал нам дверь и назвал меня красивой, снисходительно улыбался мне.

— Да нет, спасибо, я лучше тут подожду. Он же сам сказал, что они быстро, вот я и…

— Он же и просил проводить, чтобы вы обязательно не заблудились и не стояли здесь в одиночестве, дожидаясь его, — дворецкий перебил моё мямленье, снова улыбнулся и жестом предложил следовать за ним.

— Может, я всё же, дождусь его? — уныло спрашиваю, всматриваясь в сторону коридора, куда ушёл Алекс, и его кто там он ему приходится.

— Месье настаивает, — уже более строго, но все так же спокойно продолжил гнуть своё дворецкий. Видя его мельком ещё в прошлый раз, и теперь внимательнее рассмотрев сейчас, поняла, что не ошиблась, определив его породистым потомственным представителем этой работы. Только такие в n-ом поколении люди могут так достойно вести себя, зная, что они всего лишь, по сути — прислуга.

— Ну, раз Месье настаивает… — я выделила слово месье, расправила плечи и гордо пошла за дворецким.

Наш поход был не долог, но лучше бы он продлился подольше, потому что как только мы вошли в банкетный зал, абсолютно все уставились на меня. Мужчины чуть ли не раздевали вперенными в меня взглядами, женщины — завистливо перешёптывались, а мне захотелось провалиться сквозь землю, да ещё и этот исполнительный дворецкий поспешил меня покинуть. Я вновь застыла, испуганно смотря на размалёванных девиц в жутко дорогих вечерних платьях и их кавалерах в костюмах не хуже, чем у Алекса. Только ему костюм шел, а на этих висели как серьги на моих ушах, сливая всех в одну сплошную массу слипшихся макарон.

Никаких знаменитостей, что вечно мелькают в таблоидах и не пропускают такие мероприятия ни за какие креветки. Одни зажравшиеся старикашки, пара молодых пареньков, да личности больше похожие на бравых коммандос из каких-нибудь джунглей, но тоже упакованных в дорогую обертку. Вот эти типы в большинстве своём, как раз и прожигали меня похотливыми взглядами, впрочем, старикашки им ничем не уступали.

— Такая красивая и такая растерянная, — самоуверенный голос слева, напугал ещё больше, чем тихо подкравшийся дворецкий в тёмном коридоре. Но не успела я испугаться, как моя ладонь оказалась в широкой мужской руке, а его губы приникли к тыльной части ладошки с навязчивым поцелуем. — Разрешите представиться, Маркус, — он так и лучился самодовольством и нахальством, да и манеры его вкупе с плотоядным взглядом ясно говорили, что этот хищник уже спит и видит меня в своей постели.

Ростом с меня, роковой коротко подстриженный блондин с холодными голубыми глазами в пижонском тёмно синем костюме и ярко красной рубашке под ним. Этакий недокозанова наших дней. Будь я на процентов десять блондинестее и тупей, обязательно бы повелась на это коварно улыбающееся чудо.

— Александра, — не менее самоуверенно назвалась я, и стоило мне только открыть рот весь стыд, неуверенность и испуг, как ветром сдуло. Я снова почувствовала себя стервой разбивающей сердца, а заодно, чтобы стерве не было скучно и чёрной вдовой.

Маркус, оказался не таким дураком, как показало моё первое мнение о нём, заметил изменения во мне и тоже сменил тактику.

— Так вы здесь одни? — соблазняющим тоном, поинтересовался он, протягивая мне бокал с шампанским. Я отказалась. Не хватало только напиться сегодня. Мне и так хватает головной боли.

— Пока что да, но думаю это ненадолго, — ловко уворачиваюсь от его руки и уверенной походкой направляюсь к столам с закуской мимо завистливо фыркающих дамочек. А мне искренне плевать. На них, на манеры, на диеты и на Маркуса, тенью следующего за мной, особенно на него, я есть хочу. И пить. А весь сегодняшний психоз начавшийся сумасшедшим сексом с моим похитителем, и заканчивая заходом в этот зал, породили во мне чувство ну просто адского голода, даже не смотря на недавно съеденные пельмени. Уж про жажду, я промолчу.

— Тогда позвольте составить вам компанию? — Маркус пристроился между мной, вожделенными канапе с мидиями и бокалами вина, чем только вызвал раздражение.

— Можно на ты и без компании, — фыркнула я, в наглую отодвигая парня от стола и, наконец-то, блаженно прикрыла глаза от растекшегося по языку удовольствия.

— Прям так сразу? — съехидничал Марк, присоединяясь к распитию вина. И чего только эти богатеи вечно набрасываются на шампанское? Гадость ещё та. А вот вино, да ещё и из запасов Алекса. Вот кто-кто, а он точно не знает, что такое вино за 68 руб. из магазина "Пятёрочка". И я, кажется, теперь тоже не узнаю. Мой организм просто сознательно откажется его принимать.

— Прям так, — отмахнулась я, набрасываясь на канапешки.

— А помимо красивой и одинокой, ещё и голодная. Твой мужчина явно плохо заботится о тебе, — усмехнулся Марк, обходя меня сзади, и тоже очень нагло поместил свои руки мне на талию. Не думала, что умею так гневаться, но сказать, а уж и подавно ничего сделать, я не успела, а хотелось и огого как хотелось. Другой не менее взбешенный голос остановил меня, заодно погружая зал в полнейшую тишину.

— Через секунду не уберешь от неё руки, пристрелю, — прорычал Алекс, и я поверила этому рыку. Он бы сделал, что обещал, если бы руки Марка, в тот же момент не покинули меня.

— Понял Ал, она твоя, на чужое не претендую, — хмуро улыбался господин "длинные руки" поднимая эти самые руки над головой. — А я-то думал, что слух о твоём новом фигуристом развлечении, был всего лишь слухом.

— А думал, что ты сейчас в Японии, наводишь мосты с драконами, — недовольно рыкнул мой кареглазый, притягивая меня к себе и тоже не давая поесть, но ради его объятий можно и поголодать.

— Так уже, — Марк пожал плечами, засовывая руки в карманы брюк. — Оказывается под бутылку местного пойла договориться можно о чём угодно, я и тебе привез.

— Я не пью, — отрезал Алекс, уводя меня от стола и от Марка, но тот упорно шёл за нами.

— И зря. Сколько бы мог заключить полезных сделок с набравшимися поставщиками? — продолжал гнуть своё назойливый рукораспускатель.

Алекс резко затормозил и развернулся, одаривая преследователя арктическим холодом, а меня, не успевшую отреагировать, по инерции внесло в его грудь, где мою талию тут же стиснули в стальных объятьях.

— Марк, ей Богу, я тебя сейчас точно пристрелю, и мир во главе с поставщиками скажет мне спасибо, — произнёс он спокойным голосом, но каждое произнесённое слово заставляло меня ёжиться и сильнее вжиматься в мужчину.

Маркус одарил нас пронзительным взглядом голубых глаз и, не сказав ни слово, развернулся и буквально растворился в гостях, хоть вокруг нас была своеобразная зона отчуждения, навеянная холодом Алекса.

— Идём отсюда. Думаю, эти коршуны уже вдоволь наглазелись на тебя, а я начну думать головой в какие платья наряжать свою женщину, а в какие нет, — проворчал мой похититель, провожая проходящую мимо тройку тех самых окрещённых мною — коммандос, очередным убийственным взглядом.

А что я могу сказать на это? Платье мне нравится, похотливые взгляды не очень. Но сказать мне опять не дали, быстро выведя из зала через совсем другую, почти не заметную в стене дверь, запертую на кодовый замок, за которой сразу начиналась винтовая кованая лестница.

Здесь света не было, по крайней мере, на наше появление он не среагировал, как в остальном доме и мне пришлось ориентироваться только на руку Алекса и слабое синее свечение идущее сверху.

— Куда ты меня ведёшь? — не выдержала я, осилив где-то половину подъёма.

— Они меня утомили, никогда не любил всю эту показную мишуру, — его голос и вправду звучал устало, и я не стала больше ничего выспрашивать.

Лестница закончилась и мы, пройдя через ещё одну закрытую пусть и почти целиком стеклянную дверь, которую, как и первую, Алекс за нами запер, попали в уменьшенную копию нижнего зала. Только у этой копии была ещё и сцена. Полумрак разбивали большие окна, сквозь которые проникал свет луны и его глаза, в которых скакали озорные бесенята.

— Тут лучше, правда? — он крутанул меня, притягивая к себе. — Потанцуем?

Я не удержалась от улыбки, которой тут же заразился Алекс, а ему так идёт улыбка.

Голосов гостей отсюда не было слышно, а вот мелодичная музыка, которую я не заметила за гомоном людей, действительно побуждала к танцам.

Положив голову ему на плечо, я прикрыла глаза, полностью отдавшись рукам ведущих меня в танце, и просто наслаждалась моментом, тишиной, звуком его сердца и визгливо испортившим всё звонком мобильного. Причём моего мобильного. Никогда не перепутаю эту мелодию ни с какой другой — Лунная соната в современной рок обработке, каким-то чудом впиханную в мой устаревший мобильник. И врят ли Алекс любитель таково вот творчества.

Он достал надрывающийся телефон из внутреннего кармана пиджака и с усмешкой глянул на светящийся экран.

— Ответишь? — хмыкнул, протягивая мне синий моноблок.

Взглянув на имя, высвечиваемое экраном — "Павел" — захотелось раздолбать мобильный на сотни кусочков и потоптаться по остаткам ногами. Я выхватила телефон из руки Алекса, с силой швырнув об пол. И как я хотела, он разлетелся на мелкие детали, а главное перестал доставать меня Лунной сонатой.

— Ты так не любишь классику, малыш? Пожалуй, запомню на будущее, — с улыбкой проговорил этот подонок.

— Да не пошёл бы ты! — взорвалась я, начиная метаться туда сюда по двухметровому участку зала, а заодно по частям телефона, топча их дорогущими туфлями.

— Тс-с-с-с, малыш, — он поймал меня, пытаясь прижать к себе, но я была на взводе, чтобы вот так просто ему подчиняться. Раньше да. Тогда в переулке, когда мне хотелось быстрее попасть в какой-нибудь отель и вскрыть себе вены из-за этого дерьма — Павла. Когда мне было плевать на всё, в особенности на себя, тогда он помыкал мной как хотел. Но теперь, он сам пробудил во мне стерву и желание жить.

— Пусти меня! — приказно потребовала я шипящим голосом.

— А то что? — бесенята в его глазах запрыгали с удвоенным рвением, а руки лишь сильнее сжались на моих запястьях, причиняя мне лёгкую боль.

Вместо ответа я вскинула ногу, метя коленкой ему между ног, но Алекс, видимо предусмотрев такое, не только не дал ударить себя, перехватил мою ногу, прижимая к своему бедру. Зато моя правая рука обрела свободу и тут же влепила ему пощечину. На что он оскалился и зарычал как дикий зверь, смотря мне в глаза, в которых снова вспыхивал страх и… желание. Он подхватил меня под зад и в следующую секунду, я уже сидела на сцене, обхватив его бёдра ногами и отвечая на лишающий разума поцелуй.

На этот раз он не играл, не мучил меня и себя долгой прелюдией, а просто стремительно ворвался, заставляя забыть всё на свете, от этого чёртого звонка до того как дышать. Просто сводил собой с ума, находясь во мне. Ловил поцелуем каждый мой стон, вторя мне глухим рыком. Необузданный дикий зверь, бьющийся в моём теле, взорвавший разум, коснувшийся губ лёгким благодарным поцелуем, когда мы оба утонули в бездне наслаждении.

— Почему? — спросила я, когда он отстранился, уходя к окну с зажженной пахнущей корицей сигаретой.

— А почему бы и нет? — усмехнулся Алекс, так и не обернувшись. А мне снова стало холодно, противно и тошно от самой себя. Я же обещала быть сильной, но где вся моя сила, когда он властвует над моим телом? С удвоенной силой захотелось оказаться как можно дальше от его повёрнутой ко мне спины.

— Не стоит, малыш, поздно уже жалеть о том, что было. И только не говори, что тебе не понравилось, — насмехался он, туша окурок о раму окна.

— Ненавижу тебя! — прошипела я, обхватив колени руками, сжимаясь в маленький всхлипывающий комочек на сцене.

— Привыкнешь, — безразлично бросил мой похититель и насильник. — Не ты первая.

Что я могла ответить? Я ведь знала что это только сказка, красивая фольга, прикрытая дорогими подарками и лживыми словами. А я сама отдалась ему и сомневаюсь, что он снизойдет до милости просто так отпустить меня.

Здравствуй Ад. Пора мне уже познакомится с твоими обитателями, ибо с самим Дьяволом, я уже знакома.

Часть вторая

Прошло почти полгода с момента моего спасения, надежды, разочарования и падения.

Мой похититель больше не замечает меня, если ему вдруг не захочется со мной поиграть. А других игр кроме как секса, он не знает. И как бы я не уговаривала себя, пыталась не обращать внимания на такие игры, каждый раз независимо от моих желаний, забывалась, тоня в нём, ненавидя этого мужчину, так же сильно, как и себя. Единственно, что утешало, чем больше проходило времени, тем реже он вспоминал о моём существование, всё чаще приводя в свою спальню новых женщин. Но больше одной ночи ни одна из длинноногих подстилок там не проводила. А мне приходилось там жить. Каждый такой раз, прячась либо на балконе, либо в его необъятном шкафу. Обычно всё же в шкафу, забившись в самый дальний угол, затыкая уши руками, чтобы не слышать их стонов. Предпочтительней была терраса, там стояло звуко и пулинепроницаемое стекло, но посредине зимы в лёгких полу платьях полу белье, в которые он меня наряжал словно куклу, долго не простоишь. А те свитера, которые я заимствовала из его гардероба, чтобы хоть как-то согреться стоя на морозе, он при мне же, сжигал в камине. Но это было зимой, сейчас же, с приходом небывало жаркого лета, я могла спать на балконе и в этой кукольной одежде. Но каждый такой раз, он приходил за мной, гоня свою очередную пассию ещё до конца ночи. Сердито смотрел и ничего не говоря, брал на руки, унося в кровать. В такие дни, он вспоминал о моём существовании и пользовался до тех пор, пока я не теряла сознание. Я проклинала его, проклинала себя, проклинала тот вечер, когда встретила его.

И каждый такой раз, лежа с ним в кровати, накрытая теперь как мне казалось холодной и тяжелой рукой, властно хранящую свою собственность, прижимая меня к себе поперек живота, я мечтала о свободе, о покрытой утренней росой летней траве, о стоге сена, о настоящей улыбке, о мире за стенами этой комнаты. И каждый раз не могла сдержать слез, произвольно текущих из глаз. Да и не было того, кому было бы дело до моих слёз.

Алекс, повесив на меня ярлык "моя собственность", и при всех его женщинах, ревностно ограждал меня от любого мужчины. В основном это происходило на так называемых "балах" и единственным таким мужчиной, делающим попытки общаться со мной, был Маркус. И то, после второго подобного бала, с которого Марк ушёл с вывихнутой рукой, он держался как можно дальше от меня. Другие же мужчины, имевшие глупость просто со мной заговорить, удостаивались ледяного взгляда кареглазого Дьявола. В такие моменты в Алексе как будто просыпался тот заботливый и нежный мужчина, которым он был первые два дня нашего знакомства, но не более того. Заканчивалась ночь, часы били полночь, и прекрасный принц снова превращался в старую ворчливую жабу с замашками царя горы.

В принципе этим царём горы он и являлся. Александр Габриэль де Громон, французский аристократ до мозга и костей, тридцать два года, холост, рост метр восемьдесят шесть, вес восемьдесят пять килограмм чистых мышц, волосы тёмно каштановые, глаза светло карие со сводящим с ума зеленым ободком. Обожает красное полусладкое вино, желе и молочные коктейли. На дух не переносит клубнику, бананы и макароны. Девять лет назад перебрался с исторической родины в Россию, осев в ближнем Подмосковье. По профессии — юрист. По жизни удачливый торговец оружием.

Всё это, день за днём, я методично выясняла, не прибегая ни к уловкам, ни к шпионским методам, всё просто лежало на самом видном месте — в Интернете. От нечего делать я стала часто там копаться и много чего узнала о своём похитители, а главное мне никто ни разу ничего не сказал. Даже не сомневаюсь, что за его ноутбуком и всем, что с тем происходит, внимательно следят. Что ж, похоже, эту информацию сочли не опасной и вполне допустимой для моих мозгов.

А эти мозги никто уже не тревожил целую неделю. Месье де Громон благополучно свалил на родину предков по каким-то там своим оружейным делам. Ну да, как ещё в наши дни заработать себе на такую роскошную дачу, как не торговать наркотиками и оружием. Благо Алекс к наркотикам относился, как и к клубнике — он их ненавидел. А вот оружие он действительно любил, особенно холодное. Как-то мне выпала честь попасть в подвал этой виллы — тюрьмы. И любой музей, не говоря уж об Оружейной палате, просто удавились бы от зависти, увидя его коллекцию. И все два часа, что мы бродили по подвалу, Алекс в захлеб рассказывал истории о том или ином мече, пистолете, пушке…

В тот момент я была готова бесконечно слушать его рассказы. Видя, как он улыбается, смеется, как с него сходит та маска холодной отрешённости большого и страшного продавца оружия, а на её месте оживает добрый, веселый, настоящий. Тот, который подобрал меня на улице, привезя к себе в дом, согревая в объятиях. Но стоило тихо щелкнуть кодовому замку подвала, всё вернулось. Он вернулся. Злой, вечно хмурый, требовательный тиран. Ненавижу его. И при этом, я скучаю по нему. Семь дней без его властных касаний, жарких поцелуев, рук, крепко прижимающих меня по ночам к его телу, и я уже скучаю. Кто бы мог в это поверить? Явно не я.

Встряхиваю головой, сбрасывая странное секундное наваждение, посильнее зарываюсь в очередную утащенную из его гардероба рубашку и с тоской смотрю на утопающую в зелени дорогу. Но кроме прогуливающихся по той охранников с доберманами, ничего не увидела. Как обычно.

Нет, раньше, в самом начале моего заточения, я строила планы побега, но чем больше проходило времени, тем лучше я понимала, что сбежать у меня не получится, если только в один прекрасный день у меня вырастут крылья. Ну а теперь как-то свыклось, стерпелось, да и любая девушка, не будь она дурой, никогда в жизни не откажется от той жизни, которой теперь живу я. Шикарный особняк, шикарный мужчина, шикарные наряды, и вообще, всё шикарно. Только какая бы клетка не была золотой, а птахе хочется летать. И мне очень хочется взлететь. Жаль, только этой птице подрезали крылья, сделав любимой игрушкой.

Вдоволь насмотревшись на пустую дорогу, я вернулась к ноутбуку Алекса, который уже давно негласно стал моим и принялась снова стучать по клавишам, от нечего делать сидя в многочисленных фэнтезийных чатах и онлаивских играх. И что-что мне без месяца двадцать пять лет, но хотя бы тут я могу почувствовать себя свободной в своём заключении.

В том мире меня звали Авророй, и была я кровожадной вампирессой несущей смерть всем своим врагам. И, конечно, со мной пытались знакомиться, приглашали на свидания и чуть ли не признавались в любви по электронной почте, но как объяснишь людям, что ты сидишь в заключение самовластного идиота с клеймом "собственность Александра де Громона" на лбу. Вот и приходилось деликатно отказываться, ссылаясь на ревнивого богатого мужа. Бывали дни, что даже это развлечение виртуального мира не спасали от скуки и желания громко завыть, порезать себе вены и, наконец, обрести свободу. Но я так и не смогла ни разу довести дело до конца. В тот единственный раз, когда лезвие коснулось кожи, как чёртик из табакерки непонятно откуда выскочил Алекс, отобрав лезвие, и хорошенько наорал. А потом ещё неделю срывался на меня по любому поводу. И не смотря на всю свою злобу, он ни разу не поднял на меня руку, только бриться начал электрической бритвой.

— Мадмуазель, Ваш ужин, — отрапортовал Андре, тот самый дворецкий. Его семья уже черт знает, в каком поколении служит семье Александра. Так что теперь он никакой не Андре, а просто Андрей, по крайней мере, для меня. А его, такое коверканье имени, доводит, чуть ли не до истерик. Ну это только пока Алекса нет дома, а так он сдержанно скрипит зубами в тайне ненавидя меня.

— Я не голодна, так что, Андрей, можешь унести, — чуть не забыла. Алекс поставил его лично заботится обо мне, то есть вместо прислуги, от которой дом просто ломился, забота обо мне полностью перепала на плечи французика.

— Андре! — почти прорычал дворецкий, брызгая слюной. — Сколько можно повторять? Меня зовут Андре! И месье требовал, чтобы вы поужинали!

— Он звонил? — моё флегматичное состояние резко сменилось живым интересом.

— Да, месье Александр задержится на несколько дней, — расстроил меня Андрей и я снова погрузилась в себя, плюнув на ужин и на завтрак, и на обед. Я уже и забыла когда ела в последний раз что-либо тяжелее яблока или желе, которое так любит Алекс.

* * *

— Доброе утро, малыш… — промурлыкал знакомый голос у меня над ухом, и тут же обнаженного плеча коснулись горячие губы, будя не только меня, но и желание глубоко спящее внутри.

Я потянулась, сжимая одеяло под собой, и тем самым ещё больше оголила спину, так как Алекс приучил меня спать голой. И чуть не застонала. Шершавый язык прошелся по впадинке позвоночника от середины спины до самой шеи.

— Алекс… — томно позвала я, тая от его прикосновений.

— Немного не угадала, крошка, — рассмеялись над ухом, и я чуть не подпрыгнула, узнав обладателя насмешливого полного мальчишеского задора голоса.

— Марк! Немедленно слезь с меня! — чуть ли не визжа, отбрыкиваюсь от мужчины. Но тот и не собирался меня держать, а весело хохотал, стоя в сторонке. — Что б ты трижды провалился! — зло прошипела я, заворачиваясь в одеяло.

— Тогда Ал точно меня пристрелит, ибо провалюсь я как раз в его наилюбимейший подвал, — продолжал смеяться Маркус, а я с каждой секундой только пунцовела, не то от стыда, не то от злости.

— Как ты сюда вообще прошёл? — моя злость, наконец, достигла уровня, когда я начинаю здраво мыслить и рассуждать, вот такая вот странная особенность организма.

— Как-как? Ножками. Я тебе завтрак прикатил, — в доказательство своих слов он пнул тележку, что я ранее не заметила. Тележка с бренчанием медленно покатилась ко мне и остановилась, врезавшись в бок кровати.

— Так стоп. А как же Андрей? — выпутываю руку из-под одеяла, тянясь к стакану сока. Опять меня мучает жажда. Ох, как не вовремя я об этом вспомнила. Во рту появился сладкий винный привкус, и голова пошла кругом.

— Эй! Саш, ты чего? — я слышала, словно через толщу воды, как Маркус подскочил ко мне, отталкивая с дороги столик. В глазах потемнело и захотелось упасть. Спасибо Марку, вовремя подхватил меня и осторожно уложил на кровать, хоть я и без его помощи дальше кровати всё равно бы не упала.

— Голова кружится, наверно, я слишком давно питаюсь одним желе, — попыталась пошутить я, но Маркус, шутку не оценил и, выругавшись на французском, осторожно уложил меня на подушку.

Не могу не заметить — такой красивый язык этот французский, и хочу я того или нет, пришлось приспосабливаться и учить его. Так что сейчас я могла слушать всю экзотику французских матных оборотов.

— Значит так! — прокричал он откуда-то со стороны шкафа Алекса. — Сейчас ты нормально ешь и мы едем гулять. Иначе ты тут не только начнёшь сознание терять, но и помрешь ненароком. А убивать нас за тебя, Ал будет очень долго и мучительно, а я ещё жить хочу.

— Но Алекс… — уже вполне пришедшая в себя, я села в постели, смотря, как Марк тащит мне кучу одежды. — Если узнает, то в первую очередь убьёт меня.

— Да он только грозится. Ничего он с тобой не сделает, а вот твоё сидение тут, — Марк недовольно сморщился и чихнул.

— Будь здоров, — на автомате пожелала я, он лишь отмахнулся и снова скривился.

— Я-то здоров, хоть паши, а ты бледная поганка, давай жуй, одевайся, наводи марафет и идём гулять. С твоим Алексом, я сам потом разберусь. У тебя час, потом я вернусь, и не будешь готова, заберу в том виде, в котором застану, ясно? — властно распорядился помощник, единственный друг и правая рука Александра. Дождался моего ошарашенного кивка и вышел из комнаты. А я минуты две сидела, приходя в себя, потом резко подскочила, меня снова закружило, но на этот раз отпустило почти моментально и я счастливая, бросилась выполнять указание Марка.

Я уложилась ровно в сорок минут вместе с завтраком, это если учесть, что я успела принять душ, сломать расческу, а потом долго её выпутывать из волос и трижды переодеться. Ещё бы. Одежда Александра висела на мне, как купол цирка на скелете. Вот и пришлось где-то что-то подгибать, где-то подвязывать. Итого получилась такая аля бесполая Саша в спортивных штанах в усмерть затянутых завязками, подкрученными до колен, черной безразмерной майке с надписью "Улыбайся, завтра будет хуже" и сверх модных и дорогих белых босоножках на пятисантиметровой платформе — каблуке. Красота. Не хватает только мини собачку и розового кабриолета. Тьфу-тьфу-тьфу, что б не сглазить. Кто там знает, на чём Маркус гоняет.

Кстати о нём родимом. Он зашёл как раз, когда я лениво дожёвывала второй завтрак в виде бутерброда с двумя кусками колбасы, один из которых был украден с другого бутерброда и куском сыра. И в этот момент я была безумно рада, что в майке, а не в одном из вечерних платьев по фигуре, ибо живот после завтрака заметно округлился, бедный мой желудок, какой для него стресс после недели голодовки.

— Вижу, ты уже готова, — усмехнулся тоже переодетый Марк. Утром он был в строгом костюме, аля Антонио Бандерас из "Отчаянного", а теперь свободная майка безрукавка, разноцветные шорты по колено и сандали на босу ногу.

Я не сдержала улыбку, на которую Маркус ответил, что я ещё не видела, как сама смотрюсь со стороны. Правда он не уточнил, с какой именно стороны, но видимо с той, что всю дорогу по коридорам показывала его затылку язык и строила дурацкие рожицы. В общем, настроение у меня зашкаливало. И даже Андрей попытавшийся остановить нас, не смог его испортить, даже когда пообещал немедленно позвонить Алексу и всё тому рассказать. Марк просто послал французишку на чистом матерном русском, усадил меня в открытый красный кабриолет неизвестной мне, но явно дорогущей модели и беспрепятственно вывез с территории виллы.

* * *

— Спасибо Марк! — рассмеялась я, целуя мужчину в щеку, и устало откинулась на сидении.

— Да не за что, крошка, всё ради тебя, — он ответил улыбкой и вывел машину со стоянки аквапарка, последней из достопримечательностей посещённых нами сегодня. Была ещё идея, прокатится на речном трамвайчике по ночной Москве, но я слишком устала и, зевая, попросилась домой, даже не задумываясь о том, что вот она моя свобода, перед самым носом, а я добровольно стремлюсь обратно в концлагерь. Но мне было слишком хорошо, чтобы задумываться о таких мелочах, особенно сейчас, когда я не могу думать ни о чём разумнее зевка. Зоопарк, Горьковский парк аттракционов, прогулка по ботаническому саду и ВДНХ, Макдоналдс, цирк и аквапарк для одного дня оказались непомерной нагрузкой. Но всё равно было чертовски весело и я искренне благодарна Марку за этот день. Жаль только, что он, а не Алекс был рядом. Да, я снова скучаю по своему тирану.

"Похоже, у тебя Сашка появилась зависимость от этого ублюдка" — горестно констатировал мозг где-то на краю засыпающего сознания, а ещё он констатировал горячую ладонь на моей коленке. Но я списала это на мечты и фантазии об Алексе и продолжила кайфовать. Тёплый ветерок обдувал лицо, я улыбалась и наслаждалась моментом. Ровно до той секунды, когда мышцы живота не свело лёгкой судорогой от прикосновения губ…

Я резко проснулась, обнаруживая склонившегося к моему животу Маркуса, который уже нагло задрал майку, почти оголив грудь и обводящего языком пупок.

— Марк! — испуганно вскрикиваю, пытаясь оттолкнуть его от себя. Но одного взгляда в потемневшие от желания глаз мужчины, хватило, чтобы понять — плевать он хотел на мой испуг, так же как и на дворецкого и на Алекса и его угрозы.

Его руки, что перехватили мои запястья, заводя за сидение…

— Маркус, пожалуйста, не надо, я не хочу! — умоляюще смотрю на него, но он лишь плотоядно облизнул губы, придвигаясь ближе ко мне.

— Зато, хочу я, — шепнул мне в ухо и принялся терзать поцелуями шею…

Я помню, как плакала и звала Александра, когда он насиловал меня. Ничего подобного, что я испытывала с Алексом, даже когда он пытался или по большей части делал вид, что берет меня силой. Я никогда не могла устоять против ласк этого мужчины. С Марком же… Словно что-то настойчиво билось в сплошную глухую стену. Только тупая боль и слёзы обиды. Это даже сексом назвать нельзя. Все его старание уходили в пустоту, а он старался угодить мне. Даже чересчур старался. Шептал нежные слова, целовал так, что у кого угодно снесло бы крышу. У кого угодно, но не у меня. Марк даже на минуту остановился, всматриваясь в моё непроницаемое лицо, плотно зажмуренные глаза и стиснутые от злой обиды и ненависти зубы.

— Ну что ты, детка? Неужели я так плох? — усмехнулся он, тянясь к моим губам за новым поцелуем. Не знаю, кто там сидит на небесах, но в любом случае, спасибо им. С резким визгом тормозов, мимо нас пронеслась машина, бешено взревел ксилофон грузовика, буквально на мгновенье, отвлекая Марка от меня, и ровно в это мгновенье мне под руку попалось что-то тяжелое, чем я и ударила его по голове. Маркус охнул и обмяк, а я, выпав из машины, кое-как оделась и на негнущихся ногах побрела по трассе надеясь… Не знаю, на что я надеялась, просто не помню, не хочу и не желаю помнить. Но когда я очнулась, уже сидела на автобусной остановке глубоко затерянной на подмосковной трассе. Была ночь, за обшарпанными синими стенами кубика остановки шёл проливной дождь, а я дрожала от холода, размазывая слёзы по щекам.

* * *

Андре уже в сороковой раз звонил на мобильный хозяина, но и как предыдущие тридцать девять раз, никто не отвечал. Дворецкий уже отчаялся, понимая, что если с этой наглой девчонкой что-то случится, отвечать будет он и, причем головой. Александр никогда не бросал слов на ветер, если только не шутил. А сейчас было совсем не до шуток.

— Что надо? — сонный, раздраженный голос хозяина вывел Андре из мысленного перечисления того, что Алекс с ним сделает за такой прокол.

— Маркус увёз Сашу! — быстро проговорил дворецкий и испуганно сжался под рычащим матом с той стороны трубки.

— Давно? — Алекс кое-как взял себя в руки, выскочил из кровати, где до этого неплохо проводил время с двумя миловидными француженками и принялся метаться по комнате, собирая одежду, а заодно просто успокаиваясь.

— Примерно час назад, — пискнул дворецкий, чувствуя, как закипает его собеседник.

А Алекс действительно кипел, представляя, как сворачивает шею сначала Андре, а потом и Марку или всё же в обратном порядке? Не суть. Он их убьёт. И даже если Марк ничего не сделает Саше, в чём мужчина очень даже сомневался, зная друга чуть ли не с пелёнок, то всё равно — он труп. А Андре… А к чёрту всех!

— И чего ты тянул идиот? Где они?! Ты послал с ними охранников?

— Нет, месье, они так быстро уехали. Я ничего не успел сделать… Вы не брали трубку. Я звонил, — пытался оправдать себя дворецкий, но чем больше тот говорил, тем сильнее заводился Алекс, злясь, причём на себя. Он слышал телефон, но было так лень вставать после веселой ночки, да и голова болела нещадно.

— Я выезжаю. Поднимай всех, и пусть ищут! — сердито прорычал Александр, отрубая связь.

Через сорок минут он уже был в аэропорту, ругаясь с авиаперевозчиками. На Париж шла грозовая облачность и все вылеты отменялись. И даже его угрозы не помогли. Аэропорт был закрыт для взлета и посадки. Мужчина мерил шагами зал ожидания, отчитывая каждую минуты, когда его чартеру дадут добро на вылет. Попасть в Москву он смог только через десять часов. А за это время он миллион раз успел проклянуть и себя, за то что не подарил ей нового телефона и Марка, за его отключенный мобильный. И судя по тому, что его мобильный не смогли отследить, намерения насчёт Саши у него были вполне серьезны. Алекс места себе не находил, постоянно срываясь на всех и всё. Он в жизни так ни за кого не волновался. И чего вообще волновался? Она его кукла, таких он может найти не одну сотню. Но Саша…

Автомобиль, пригнанный его охранниками, сорвался с места, нарушая все правила движения. Александр сам сел за руль, разгоняя машину почти до двухсот километров, спеша домой, хоть и прекрасно знал, что дома Саши нет, да и не могло быть. Но поиски проще вести оттуда.

За спиной маячили, пытаясь нагнать, два джипа с охраной. А он гнал по ночным улицам, плюнув на любую безопасность, даже ремень не пристигнул, и чуть не поплатился за это жизнью.

Его спортивная машина на тёмной трассе шла на обгон, неспешно едущего старого Жигуля, когда из-за поворота выполз Камаз. Резкий визг тормозов, возмущенный гул ксилофона трейлера и он в последний момент успевает уйти со встречки, по обочине обгоняя жигулёнка, ударившись виском об дверь, когда выскакивал на обочину. Но, не обратил на это внимания, гоня дальше, хоть и понимая бесполезность своего безумия. Если Марк что-то задумал, его мало что сможет остановить, за это Алекс и уважал друга… Теперь уже бывшего, в скором времени станущего трупом.

Но и сидение на вилле не успокоили его, он метался, кричал, грозясь пристрелить всех и каждого, если они немедленно не найдут Сашу. Андре давно поняв, что на глаза хозяину лучше не попадать, прятался на кухне, остальная прислуга разбежалась кто куда.

Маркус появился ровно через час, как Александр переступил порог дома, с запёкшейся струйкой крови на лбу и нелепым рассказом, который Алекс всё же выслушал, перед тем как почти до смерти избить лучшего друга. А рассказ сводил к тому, что он, видя, как Саша мучается без него, решил её развеять и повёз гулять. На обратном пути ей якобы стало плохо и когда Марк пытался ей помочь, она ударила его валявшемся в машине огнетушителем по голове. Он бы позвонил другу, но телефон у него сел, а зарядки не было.

Алекс не поверил ни слову и сам, пересев на мотоцикл, отправился на указанное Марком место, искать следы Саши. И как же он себя проклинал, поняв, что только час назад проезжал по этой трассе, мчась домой. И не обратил внимания на одиноко стоящую на обочине машину, где насиловали его женщину…

Ни он, ни специальная поисковая группа ничего не нашла. А вскоре пошёл дождь и даже привезенные собаки, не смогли найти девушку.

Часть третья

Холодная промозглая ночь, сменилась ещё более холодным утром. Наверное, самым холодным утром за всё это лето. За всю мою жизнь, если учесть, что я впервые провожу ночь на автобусной остановке.

Я ещё ночью утеплилась, как могла, раскрутила подвёрнутые штанины и влезла в рукава футболки, стараясь хоть таким способом сохранить тепло. И всё равно к утру мои зубы громко стучали, а тело била крупная дрожь. Теперь я жалела, что Марк не довёл своё дело до конца, может быть после этого он бы отвёз меня домой, просто пригрозив, чтобы я молчала о случившемся, а может быть и бросил мёртвой в ближайшей канаве. Но, сейчас дрожа от холода, согласилась бы и на такую учесть.

Летом светает рано и мне трудно сказать, сколько я уже мерзну, сжавшись в комочек на гнилой лавке. А ещё этот туман. Отличная декорация для фильма ужасов. Вот только это было не самым страшным.

Страх накатил тогда, когда я поняла, что сижу на богом забытой остановке без документов, без денег, без места, куда бы могла попросить отвезти меня. Да и за всё время, что я тут сижу, проехала только одна машина и то, кажется, это была не машина, а мотоцикл, но проехала слишком быстро, и было слишком темно, чтобы я могла сказать точнее.

Я, конечно, могла бы назвать свой старый адрес, но ту квартиру, что я когда-то снимала, скорее всего, давно пересдали. Я совсем не москвичка и даже дальнее Подмосковье мне не родина. Далекий сибирский городок Енисейск и я, попытавшая удачу в Москве. И Москва пусть ненадолго, но улыбнулась мне. Позвонить на родину? Кому? Родителям? Я с таким скандалом покидала дом. Мать буквально выплюнула мне в лицо проклятье, крича на весь дом, чтобы я больше никогда не возвращалась. У нас в семье всегда были напряжённые отношения. В общем, и частном деваться мне было некуда.

И только поняв это, я по-настоящему перепугалась, сильнее вжимаясь в стенку остановки. Как же хотелось, чтобы вместо этой стенки была надёжная грудь Алекса, чтобы его руки согревали меня от утреннего холода, чтобы он тихо шептал мне всякие глупости, щекотал колючей щекой, обнажённое плечо… Господи! О чём я только думаю!?

Я встряхнулась, обхватила себя руками за плечи, и просто побрела по трассе, опять на что-то надеясь и уже не сдерживая слёз.

И даже не заметила, как передо мной затормозила машина, очнувшись только тогда, когда старая волга просигналила. Я застыла, тупо пялясь на чёрный капот багажника, а из салона ко мне уже выходили двое людей. Меня замутило, как вчерашним утром, перед глазами сгустились сумерки и всё. Очнулась я оттого, что меня несильно хлопали по щекам, что-то обеспокоено приговаривая.

— Кажись, очухалась, — добродушно усмехнулся мужской старческий голос.

— Тихо ты, Коль, не до шуток сейчас, смотри какая она бледная, ей в больничку надо, вдруг что серьёзное, — укоризненно шикнул в ответ женский голос.

— Не надо в больницу, — почему-то испугалась я. — Со мной всё хорошо, просто перенервничала, — тут же начинаю оправдываться, наконец, видя своих спасителей. Пожилая пара лет шестидесяти — шестидесяти пяти. Седой мужчина, чуть лысоватый на макушке, с множеством усталых морщин, смеющимися добрыми серыми глазами и женщина, крашенная прямо как у меня в тёмно русый цвет и карими глазами.

— Уверена дочка? А то ты смотри, какая болезненная, тощая как палка, бледная, как покойница, с красным носом и глазами, — шутливо произнёс мужчина.

— Николай! — возмутилась женщина, толкнув его локтем.

— Да молчу я, молчу, — он поднял руки, сдаваясь и, улыбнулся.

— Вот и молчи, — старушка тоже улыбнулась. — Может быть, всё же в больничку? — ещё раз обеспокоено спорила она у меня.

— Нет-нет, всё правда хорошо, — я попыталась сесть, и у меня это даже получилось, а заодно я поняла, почему больше не мёрзну. Я лежала на заднем сидении машины, а пожилая пара в пол оборота сидела на передних.

— Ну раз говоришь, значит действительно всё хорошо, — с улыбкой согласился мужчина. — Вот только видок у тебя красавица… — осуждающе поцокал он языком, а я почему-то расплакалась.

— Довел своими шутками ребёнка! — встрепенулась пожилая женщина, очень живо выбираясь из машины и пересаживаясь ко мне на заднее сидение. У неё на плече я и прорыдала всё оставшееся время, пока машина куда-то ехала.

— Ну всё дочка, заканчивай сырость разводить, приехали, — сообщила женщина не прекращая успокаивающе гладить меня по растрёпанным волосам.

— Куда приехали? — всхлипнула я, вскидывая голову в попытке рассмотреть, куда они меня привезли.

— Домой к нам. Ну не можем же мы тебя в таком виде на дороге оставить. Не правильно это. Мало ли что с тобой приключится, может, красавица, — улыбнулся мне мужчина.

— Вот именно, — подтвердила женщина и начала вылезать из машины. Я несколько секунд испуганно смотрела в открытую с её стороны дверь, но, решив, что всё равно терять мне уже нечего, тоже стала выбираться из машины.

Как говорится — у страха глаза велики, особенно после всего, что за мою короткую жизнь успело приключиться. Вот и сейчас всё оказалось куда проще. Деревенский домик с ровной оградкой палисадника, низкие расписные деревянные ворота с калиткой, такие же ставни на окнах и заливистый лай собаки с той стороны ворот.

Я осмотрелась и улыбнулась, первый раз за день. Обычная деревня недальнего Подмосковья, ещё не совсем поглощенная современной жизнью, но уже с электричеством.

— Не бойся дочка, в этом доме нету ничего страшнее Шарика, — подмигнул мне, кажется, Николай и распахнул калитку. И к нам с веселым приветственным лаем выскочил невысокий, короткопалый пёс, бешено виляя длинным хвостом. Дворняга оббежал несколько кругов вокруг хозяев, подбежал ко мне, обнюхивая и тут же начал облизывать мои ноги, обутые в открытые босоножки. Я не смогла сдержать смеха, опускаясь на корточки и чеша пса за ухом.

— Признал паразит, видать девчонка и впрям хорошая, — с усмешкой покачал головой мужчина. — Нука, давайте все в дом. А то устроили мне, тут понимаешь посиделки на сквозняке, а у меня, между прочим, радикулит! — беззлобно заворчал он, заходя в калитку.

— Давай дочка, идем, Коля прав. В доме куда лучше, — приветливо улыбнулась мне женщина и, дождавшись пока я и пёс зайдем во двор, закрыла за нами калитку, щёлкнув самой простой щеколдой.

Деревенский двор встретил меня крыльцом дома и несколькими сараями, в самом дальнем углу стояла небольшая кабинка, скорее всего туалет, а главное море яблок на двух раскидистых деревьях нависающих над воротами и крыльцом. Я вздохнула полной грудью, ещё раз потрепала пса по голове и, воспользовавшись приглашением хозяев, вошла в дом. Простенькая прихожая, где я скинула босоножки. Небольшая кухонька с закрытым разноцветной тряпкой дверным проёмом, видимо, в кладовую. Рядом деревянная дверь в основную просторную горницу. Но до этого ещё одна маленькая комнатушка с синим столом, лавкой и диваном. Что-то типа столовой. Справа помещалась настоящая русская печь и ещё комнатка, снова отгороженная занавеской, там лестница на печку и кровать. И сам зал. Минимум мебели. Старые обои в цветочек, одна кровать, небольшой сервант, тумбочка с телевизором и стол на котором стояло большое зеркало.

Меня немедленно усадили за стол на вполне ещё пригодный для жизни диван, дали большую кружку горячего чая и булку, которую я тут же заглотила. А пожилая пара сидела на лавке напротив меня, тоже неспешно завтракая, и как только я закончила с едой, засыпала кучей вопросов, на которые я честно отвечала. Почти честно, кое-что я от них скрыла, например про Алекса. Сказала, что приехала из далёкой Украины поступать в институт, но на вокзале у меня украли все деньги и документы, один сердобольный мужчина предложил помощь, а потом завёз в лес, где попытался изнасиловать. Мне повезло, и я умудрилась сбежать от него, вот после этого они меня и нашли. Версия укороченная, но им хватило и этого, чтобы тут же начать активные действия по звонкам в милицию и ещё чёрт знает куда. Кое-как я смогла их успокоить, сказав, что всё равно бесполезно и быстрее заберут меня как бездокументную, чем будут искать того насильника. Старички с доводами согласились и пока решили оставить всё как есть. Выставили передо мной коробочку со сладостями, дали принять душ и можно сказать приютили сиротинушку.

Вот так мне в первый раз в жизни попались добрые бескорыстные люди, а я то думала, что таких уже не существует. Оказывается, я просто не туда смотрела. В общем, разобравшись с моей историей, дед Николай и бабушка Лида оставили меня у себя, так сказать, на реабилитационный период. А я, разумеется, была не против, активно помогая им по хозяйству. И главное они ничего не спрашивали, не выяснили подробностей моей жизни, а просто жили и радовались, что у них появилась вот такая чуть не изнасилованная, ограбленная, без копейки за душой внучка Саша. А я первый раз за эти пол года почувствовала себя счастливой.

* * *

— Саш! Ну чего ты таскаешь такие тяжести? — с укоризненной, но как обычно доброй усмешкой выглянул из окна Николай Семенович.

— Да никакая это не тяжесть! — с улыбкой отвечаю ему, ставя на землю полное ведро воды. Это я поросятам несла. Живность тоже есть — пить хочет, а мне в кайф такая работа. Не могу я сидеть без дела, особенно в таком замечательном месте.

— Ох, смотри кнопка непоседливая, радикулит тебя стукнет, — заохал он, исчезая в окне. Деда Колю на днях прихватил очередной приступ, и теперь он ходил, беззлобно ворчал и придирался ко всему, что видел. Но мне и это нравилось.

Разобравшись со свинками, я блаженно потянулась, помахала бабе Лиде, кормящей шумных и вечно голодных кур. И Шарик как обычно крутился у меня под ногами, требуя порцию ласки и завтрака, так и норовя при этом уронить меня.

— Ну что дружек, проголодался? — я присела на корточки, чеша пузо разомлевшей наглой псине, а тот только высунул язык и счастливо вильнул хвостом.

— Щас всё будет, потерпи блохастый, — щелкаю пса по носу и встаю. И либо я встала слишком резко, либо мир стремитесь начал меня точку соприкосновения со мной — в глазах потемнело и начало мутить.

Баба Лида видя, что мне плохо, бросила корзинку с кормом, на которую тут же налетели куры, кинулась ко мне, вовремя подхватив и усадив, на моё счастье, на рядом стоящую лавку, иначе бы я точно упала. Стало легче, мир перед глазами постепенно прояснился, но мутить не перестало. В итоге с завтраком всё же пришлось расстаться, и мне стало значительно легче. Бабушка принесла мне в ковшике колодезной воды, которой я промыла рот и устало откинулась на лавку, прикрыв глаза и обмахивая себя ладошкой.

Я почувствовала как Лидия Михайловна села рядом.

— Саш… — негромко позвала она.

Я открыла глаза, посмотрев на женщину. Она сидела, скрестив руки на коленях, как-то странно и очень внимательно смотрела на меня. А меня под её взглядом снова начало мутить.

— А ты случаем не беременна? — осторожно спросила она и на меня нахлынула волна паники.

Не может такого быть. Не могу я быть беременной. Какое сегодня число? Кажется, 23-е и значит… Стоп! Как 23-е!? Месячные в этом месяце должны были прийти числа 17-18-го. Не позднее. Мой организм никогда не подводил меня в этом плане. Один день в большую или меньшую сторону. Строго и точно как часы. Но чтобы пять дней! Да не может такого быть! Это всё из-за нервов. Слишком много переживаний и встрясок, вот организм и шалит. Я же не пила ничего, кроме того, дорогущего противозачаточно и всё было в порядке. Никогда не было такого чтобы. Если только… В прошлом месяце у меня адски болела голова, и я за день выпила целых три таблетки сильнейшего обезболивающего. К вечеру всё прошло. И как раз той ночью Алекс вспомнил о моём существовании…

Господи! Я закрыла рот ладонью, вскакивая с лавки и тут же села обратно. Снова начало мутить.

Если это так и он узнает, он же меня убьет! Нет-нет-нет! Я не верю! Это всё шутки моего организма. И больше ничего. Я не хочу.

— Тихо-тихо Сашенька, чего же ты плачешь глупенькая? Радоваться должна, если даже тот мужчина идиот, — я рыдала на плече у Лидии Михайловны, а она, как и тогда в машине, успокаивающе гладила меня по волосам.

— Он же убьет меня если узнает, — глотая слёзы пробормотала я. — Вы просто не знаете его.

— Да что ты такое говоришь Саш?! — чуть громче, чем нужно возмутилась она, перестав успокаивать меня. А я всё так же рыдала у неё на плече.

— Что за шум, а драки нет? — с улыбкой высунулся из окна Николай Семенович.

— Да тихо ты, Коль, тут такие дела творятся, а ты со своими шуточками. Сашенька, солнышко, ну почему ты так думаешь? — очень осторожно спросила баба Лида. А дед Николай лишь непонимающе смотрел на нас из окна. И тогда я решилась. Рассказала всю правду. От чего мне стало только тошнее. Лидия Михайловна на правду схватилась за сердце, Николай Семенович выругался таким отборным матом, что мне на секунду стало страшно за Алекса, а я лишь всхлипывала, поджав под себя ноги с чашкой уже остывшего чая. Рассказ был долгим, и на этот раз я не стала скрывать ни одной подробности. Рассказала даже то, что Маркус не просто пытался меня изнасиловать.

Но, не смотря на всё, они не выгнали меня, наоборот, стали заботиться ещё больше, словно я им не чужой человек, а родная дочка. Своих детей у них никогда не было и может быть, поэтому они были так добры, а может просто, потому, что хорошие они. Мне немедленно запретили всю тяжелую работу, кроме как лежать на диване, есть, и гулять на свежем воздухе. А после таких прогулок у меня даже появился не один поклонник, но это не главное.

Я, конечно, ещё пару дней понадеялась на то, что мой организм действительно перенервничал и играет со мной злую шутку, но не через несколько дней, не через две недели, месячные так и не пришли…

Я беременна. И Алекс отец ребенка. Он точно меня убьёт.

Несколько раз, по ночам мне приходила в голову идея сделать аборт, но руки сами ложились на живот, мне становилось так тепло и спокойно, что идея умирала вместо моего ребёнка. А потом ладошка сама скользила вниз, повторяя путь руки Алекса. И я понимала, что никогда в жизни не смогу убить его частичку в себе.

Как бы я ненавидела своего похитителя, но, кажется, я люблю его…

Часть четвертая

Он резко сел в постели, сжимая виски. Боль была просто адская. Врач сказал, что это временное последствие удара по голове и постоянного недосыпания. Но если со вторым он ещё мог согласиться, то с первым. В отличие от Марка, его Саша по голове никогда не била. И всё же голова болела так, словно решила свести мужчину с ума. Как будто ему проблем мало. Последняя партия оружия пришла с абсолютным заводским браком. Из-за короткого замыкания вчера сгорел головной офис, да ещё и авиакомпания подала на него в суд, ведь он тогда всё-таки уговорил пилотов, и они вылетели, не смотря на запрет, всего-то на жалкие два часа раньше. И был ли вообще смысл так спешить?

Эти идиоты никак не могут отыскать одну единственную женщину. Его женщину. И это притом, что у неё нет ни денег, ни документов, ни друзей, да и тот вид, в котором она должна была быть после общения с Марком…

При одной этой мысли руки сами сжались в кулаки.

Александр поднялся с постели, не включая свет, прошёл в ванную, останавливаясь у зеркала. Почти черные круги под глазами, морщины вокруг теперь уже постоянно сурово поджатых губ, разбитые в кровь костяшки пальцев от каждодневного выпуска пара об ближайшую стену. Никак не вид солидного богатого человека.

Наградив своё отражение презрительным взглядом, он, наконец, добрался до тумбочки, где уже как полгода валялись все вещи личной гигиены и таблетки Саши. Порывшись среди шелестящих упаковок с противозачаточными он с облегчением нашёл сильнейшее обезболивающее, что когда-то сам ей давал. И тогда, как сейчас у него, у Александры тоже болела голова. Это глупое совпадение вызвало улыбку, не продержавшуюся на его лице и минуты.

Запив лекарство прямо из-под крана, Алекс, хлопнув дверью, вышел из ванной, почти нарочно добивая головную боль этим ударом. И даже холод оконного стекла, к которому он прислонил лоб, как любила это делать она, не помог.

Он сам недоумевал, откуда помнит и вообще знает о её привычках, никогда ведь не смотрел… Да кого он обманывает? Себя самого в первую очередь. Он постоянно смотрел за ней, часто засыпая только под самое утро, любуясь хрупкой девушкой, перебирая её влажные от секса с ним пряди волос. И даже когда вместо Саши в его постели была другая, это ничего не значило. Просто плотское удовольствие и, наверное, желание вызвать в ней ревность. Но сколько бы он не приводил в их спальню женщин, она ни разу не сказала и слова, только пряталась, давясь слезами. А ему так хотелось, чтобы она наорала, выгнала этих потаскух, влепила ему пощёчина и поцеловала. Он же прекрасно видел как ей больно, не увидел бы только слепой. И опять же… Она молчала, а он продолжал водить женщин и развлекаться.

И только сейчас понимая как ей было одиноко и холодно по ночам, сам мерз без этой малышки, что он из-за постоянной скуки, подобрал в тёмном переулке.

Таблетки начали действовать, и боль отступила. Алекс бросил ещё один злой ненавидящий взгляд на себя отраженного в темноте стекла, на полную луну, освещающую мир без неё и вернулся в кровать, пытаясь заснуть. Но холодная пустота уже, которую ночь, встречавшая его шёлковыми простынями, не давала спать. Он уже и не помнил, когда в последний раз нормально спал, да и ел тоже, доводя себя до полного изнеможения, когда организм просто отрубался. Другого способа заснуть без неё мужчина пока что не изобрёл.

Так и не сумев заснуть, Алекс собрался, вывел из гаража спортивный байк и, оставив всю вечно слонявшуюся за ним охрану на вилле, погнал по дорогам, пытаясь убежать от переполнявшего чувства одиночества и вины. Кто бы мог подумать. Да ещё полгода назад, если бы ему сказали, что он будет сходить с ума из-за какой-то девки… Чёрт бы всё побрал! Его женщины. В которую он умудрился влюбиться.

* * *

Я проснулась посреди ночи, сидя в кровати, смотря на полную луну в окне и не понимая, что же меня разбудило. Так и не поняв причины, глупо улыбнулась, всё же решив, что это беременность будит в два ночи, вернулась к подушке, доглядывать прерванный сон. Но сколько бы не вертелась с боку на бок, выбирая позу поудобнее, заснуть так и не смогла.

Накинув на плечи кофту, тихо вышла из дому, замирая на крылечке и с удовольствием впитывая прохладу ночи. С того дня, как я "практически" сбежала из дома Алекса, погода испортилась, начали постоянно лить мелкие противные дожди. Но мне нравилось. Никогда не любила жару, да и бабушка Лида заверяла меня, что жара беременным только вредит, впрочем, как и холод, и кормление птиц по утрам, и недоедание, и, конечно же, вот такое вот стояние под полной луной на улице в полтретьего ночи.

А мне, как, оказалось, нужно было именно это. На душе стало так спокойно и тепло, руки сами легли на живот, в котором уже росла маленькая частичка Алекса. Интересно, что он сейчас делает? Ищет меня или вздохнул спокойно, более не имея потребности лицезреть неугодную ему женщину? Как бы мне не было страшно, но день ото дня, мне всё больше хотелось ему рассказать, увидеть его реакцию, почувствовать поцелуй на своих губах, его руки накрывающие мои на животе. Господи… О чём я опять думаю?

Я тряхнула головой и уставилась на маленький, быстро движущийся огонёк по недавно построенной окружной дороге, кусок которой прекрасно просматривался с крыльца приютившего меня дома. Видимо, кому-то, как и мне, тоже не спалось этой ночью. Вот только этот огонёк может унестись от своих проблем, рассекая ночь на мотоцикле, а я нет. Чтобы я не делала, а каждая мысль стремится к Алексу. Как же я по нему соскучилась…

Ночной гонщик остановился, привлекая ещё больше моего внимания к себе. Вот бы мне, тоже так. Сесть на верного железного коня и покорять километры асфальта, не думая ни о чём кроме дороги и ветра бьющего в лицо. Лишь дорога и свобода и больше никаких проблем. Ты раскидываешь руки, крепко обвив ногами любимого, что выжимает из дико рычащего мотоцикла скорость, ветер развивает волосы, и ты кричишь от счастья, выплёскивая эмоции…

Я настолько увлеклась грезами о свободе, что не заметила, как яркий белый огонёк снова начал двигаться, вскоре сменившись столь же одиноким красным глазом, мигнувшим мне на прощание.

Проводив свою фантазию и мотоциклиста, я вернулась в дом и свернулась клубочком на кровати.

Мне снова снился Алекс. Его улыбка. Качели. И малыш на его руках, как две капли воды похожий на отца…

* * *

— Доброе утро, Саш, — поприветствовал меня Николай Семенович, когда я, наконец, выползла из кровати на запах свежеиспеченного хлеба. И пусть меня уже начинало мутить от этого запаха, но есть хотелось как после недельной голодовки.

— Доброе, — зевнув, согласилась я и немедленно уселась за стол, утащив белую ещё горячую хрустящую горбушку.

— Сашенька, — рассмеялась Лидия Михайловна, видя вместо меня маленькую серую мышку, грызущую корку хлеба. Потому что, чувствовала я себя, именно так. — Молока налить? Али будешь давиться в сухомятку?

Я кивнула и тоже улыбнулась, воровато думая, как бы сегодня хоть ненадолго сбежать от заботы стариков. Что-то со мной сегодня точно не так. Я им, конечно, чертовски благодарна, но именно сегодня захотелось побыть одной. Совсем одной. Хотя на ближайшие примерно восемь месяцев и где-то полторы недели, одиночество мне точно не грозит.

Но сбежать всё равно хотелось. Да и назойливость местных новодеревенских кавалеров, меня изрядно начинала выводить из себя. Даже тот факт, что я беременна, о чём я, не стесняясь, говорила им, не избавлял их от желания набиться мне в ухажёры. А я, не смотря ни на что, не видела рядом с собой никого кроме Александра.

— Чего красавица нос повесила? — шутливо щёлкнул меня по носу дед Коля.

— Наверное, она просто плохо спала, — Лидия Михайловна, налила мне ещё пол кружки молока, а я решила согласиться с её доводом и снова кивнула. — Может тогда, пойдёшь ещё полежишь? — чуть обеспокоено продолжила свою заботу старушка.

— А как же поездка в город? — встрепенулась я, поняв, что меня сейчас уложат в постель, и накрылась моя временная свобода медным дырявым тазом. А я так ждала этой поездки. И пусть Николай Семёнович ехал только за продуктами и непроизносимыми удобрениями для огорода, но это мой шанс, не прощаясь сбежать от них. Не смогу я, смотря им в глаза, так отблагодарить добродушных стариков, приютивших меня, как родную.

— Уверена, что хочешь ехать? — с той же обеспокоенностью, что и жена спросил дед Коля, но тут же пока его супруга не видит, заговорчески подмигнул мне. И я, не сумев сдержать весёлую улыбку, снова закивала.

На том и порешили. И дождавшись, когда я приведу себя в порядок, проведу ныне уже просто неизбежную процедуру посещения туалета, старая волга повезла меня и Николая Семеновича в ближайший город.

* * *

Он устало потёр глаза и снова принялся массировать виски, сидя в летнем кафе. Как бы Алекс не желал сбежать, безумно гоняя всю ночь по новой окружной трассе, боль снова нагнала его. Наверное, нужно было снова обратиться к врачу, но какой смысл? Пусть уж лучше боль отвлекает, иначе он опять начнёт психовать, круша всё на своём пути. Он даже исстрелял целую обойму по пустым бутылкам, заехав на старый карьер, где любили часто поразвлекаться его гости набравшиеся после "балов". Но и это не успокоило мужчину, только быстрее разгоняя байк, на бешеной скорости играя со смертью и изредка встречающимися автомобилями.

Вот только…

Алекс сам не понял, что заставило его резко затормозить посреди дороги. Он просто остановился и замер, несколько минут прислушиваясь к глухой тишине, нарушаемой лишь работающим двигателем его мотоцикла. Но резкая больно пронзившая левый висок, заставила выругаться и снова выжимать из байка километры, теперь убегая не только от себя, но и от боли…

Две молодые и даже симпатичные девушки, блондинка и рыжая, уже минут десять упорно строили ему глазки и чересчур громко восхищались его мотоциклом, стоящим на парковке у кафе. Алекс же упорно их не замечал, размешивая сахар в пятой по счёту чашке кофе. Со стороны могло показаться, что он кого-то ждёт, но сам-то мужчина знал, что та единственная, которую он ждал тридцать два с половиной года, точно не придёт. И так прошло уже почти три недели, как она исчезла, сбежала, обрекая его на одиночество. Но кто бы не сбежал? Он сам бы убежал, держи его в таких условиях, был бы выбор. У Саши же выбора не было. Он привёз её в свой дом, заклеймил своими поцелуями и бросил гнить в золотой клетке, но… Вот это — но — и преследовало Александра на протяжении всех этих недель без неё. Он сам не понял, когда осознал, что любит Сашу. Просто каждое утром просыпаться рядом с ней, видеть, как она несознательно улыбается, удобней устраиваясь у него на плече, а теперь проснувшись в пустой постели…

— Чёрт! — Алекс выругался сквозь плотно сжатые зубы, привлекая внимание официантки и обеих девушек, что удивлённо уставились на него.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — вежливо поинтересовалась подошедшая к его крайнему столику девушка в униформе.

— Аспирин и ещё кофе, — рыкнул мужчина, и официантка как можно быстрее постаралась покинуть странного посетителя.

А Алекс залпом выпил уже остывший кофе и тупо уставился на свои мобильник лежащий на столе, снова массируя виски. Хоть и болел только левый, но боль, видимо, посланная кем-то свыше, за все его поступки и за Сашу, расползалась по всей голове. А ко всему прочему наказанию, мимо проехала старая чёрная волга, громко просигналив перебегающим дорогу пешеходам, саданувшей по виску новой резкой вспышкой. Но мужчина к своему удивлению улыбнулся, провожая машину взглядом. Он, наконец, вспомнил, где ударился и как тогда спешил домой, выскакивая из-под колес Камаза на обочину, и как желал прижать любимую к себе и больше никогда не отпускать.

Официантка принесла две растворимые таблетки, стакан воды и очередную мини чашку с опостылевшим кофе. Алекс с каким-то садиским удовольствием растворил таблетки и в два глотка осушил стакан. К кофе он так и не притронулся, выложил пару тысячных купюр на стол, завёл мотоцикл и рванул с места, распугивая пешеходов. Пора, наконец, найти его малышку, но для начала неплохо бы заправится.

* * *

— Саш, да сиди, отдыхай, я сам всё сделаю, — рассмеялся Николай Семёнович, пытаясь отобрать у меня заправочный пистолет, но я упорно желала сделать это сама. Первый раз в жизни заправляю машину. У меня аж по всему телу бегают возбуждённые мурашки. И вообще, в последние дни у меня непреодолимое желание к первооткрывательству. Первый раз заправить машину, прополоть грядку, погонять ворон вместо пугала, сесть за руль, забеременеть, в конце концов. Последнее мне нравилось больше всего. Если бы не одно но — Алекс. Я всё ещё боялась.

— Ладно, красавица, только не взорви тут всё к едрене фене, не расплатимся, — деда Коля, с веселой улыбкой, махнул на меня рукой и отправился оплачивать бензин в кассу, а я пыталась понять, в какую сторону откручивается крышка бензобака.

Со второй попытки, пистолет таки попал по назначению и я, удовлетворённая своим гением, положила голову на сложенные на крыше машины ладошки, радуясь солнышку. Какой сегодня замечательный день, да и вся моя жизнь за эти три недели. Я давно не чувствовала себя настолько свободно и счастливо, опять же если бы не одно но…

Глаза широко распахнулись, внутри всё сжалось, а я резко села на корточки, прячась.

Это ведь не мог быть он, правда, не мог. И на мотоциклах он не ездит. Всегда на роскошном Порше и с охраной. Но… Но… Но…

"Господи, пусть это будет не он!" — мысленно взмолилась я, осторожно, через два стекла салона смотря на Алекса.

Тот только что подъехал и, заняв место за тёмно синим Мерседесом, ждал своей очереди на заправку. Без шлема, только в чёрных широких очках. Дурак, он же так убьется. Моим первым порывом, было, бросится к нему, обнять, но загудевший у меня за спиной автомат с бензином, перегоняющий топливо к нам в бензобак, буквально уничтожил это желание.

— Саш, ты чего? — ошарашено спросил Николай Семенович, вернувшись к машине.

— Это он! — пересохшим горлом прохрипела я, всё ещё сидя на корточках у машины и указывая пальцем сквозь стекло на мотоциклиста.

Деда Коля с пару секунд озадачено смотрел на меня, потом на стекло, и только потом посмотрел через крышу волги и снова уставился на меня.

— Алекс, — скривившись, прошептала я, открывая дверь, и на карачках заползла в салон. Колонка с бензином, как раз закончила шуметь, наполнив бензобак топливом, и я просто мечтала, как можно быстрее убраться с заправки.

— Саш! — чересчур громко и укоризненно произнес Николай Семеныч, когда я не менее громко, но случайно хлопнула дверью, как будто привлекая внимание моего похитителя. Но у меня так тряслись руки, а Алекс как раз собирался обойти нашу машину, направляясь к кассе.

"Господи, пожалуйста, пусть он меня не заметит!" — я мысленно продолжала просить высшие силы, распластавшись по сидению. Один раз они меня уже спасли, может и на этот раз не обойдут стороной.

Водительская дверь тихо хлопнула, машина чуть дрогнула, это деда Коля занял своё место. Он молча завёл двигатель и мы, слава Богу, поехали.

— Саш, ты уверена, что это он был? — Спросил мой дважды спаситель — дедушка Николай, постоянно смотря в зеркало заднего вида.

— Он это, — горестно вздыхаю и начинаю плакать. Так близко и так далеко. Почему? Почему я такая трусиха, а он такой притягательный? Алекс. Найди меня. Нет. Не ищи. Забудь. А ищешь ли вообще?

— Так дочка, отставить слёзы. Нечего мне тут сырость разводить, а то вечером заставлю, есть мою солянку! — шутливо пригрозил Николай Семенович, зная, что я лучше вернусь обратно к Алексу, чем попробую его кулинарный "шедевр". Я рыдала, сквозь слёзы пытаясь сдержать смешки. Этот мужчина всегда знает, как поднять любой женщине настроение.

* * *

Пристроив мотоцикл, за тёмно синим мерсом, Алекс устало осмотрелся, подмечая ту самую чёрную волгу, которая привела его в чувство и подтолкнула к действию. У мужчины в голове уже началась целая поисковая операция, чуть ли не на всю Россию, а если понадобится и на весь мир. Газеты, телевиденье, Интернет, руки дотянутся до всего. Он назначит баснословную награду за любую информацию о ней. И людская жадность обязательно даст свои плоды, правда придётся отсеивать целую кучу ложных сообщения, но среди всей той кучи, хотя бы одно… и он найдёт Сашу.

Мерс закончил заправляться и он, подкатив мотоцикл к колонке, откинул подножку и направился к кассе.

— Саш! — укоризненный голос, произнёсший это ставшее для него почти святым имя, заставил остановиться, но кроме как мужчину лет шестидесяти, ошарашено смотрящего на заднее сидение своей волги, Алекс ничего не заметил, но это имя и вновь резкая боль в виске…

Черт, он явно становится параноиком. Рука сама потянулась к распечатанной пачке сигарет, в кармане куртки, но, вспомнив, где он находится и то, что в последние дни от табачного дыма его выворачивало наизнанку, Александр тряхнул головой и пошёл к кассе. Мало ли на свете Саш. В России это чуть ли не одно из самых популярных мужских имен и женских тоже. И всё же…

Он снял чёрные очки, которые не особо удачно заменяли ему шлем, потёр усталые глаза, и пока волга не уехала, наизусть заучил её номер. Просто так, на всякий случай. Да и не могло быть такого, чтобы более трёхсот человек усиленно ищущие её на протяжении трёх недель не смогли найти даже зацепки, а он случайно наткнулся на свою малышку в этом мелком городишке, что в тридцати километрах от его виллы. Такого не бывает. И как бы судьба всегда не была склонна к нему, но в такие повороты Алекс не верил. Не мог поверить. Не заслужил он такого счастья.

Но сам не понял, почему поехал за этой машиной, стараясь оставаться незамеченным в неплотном потоке машин. Если хоть на секунду представить, что русая макушка, виднеющаяся сквозь заднее стекло волги, принадлежит ей…

Дьявол! Да он бы всё на свете отдал, чтобы это было именно так. Наверно, поэтому и цеплялся за эту неубедительную возможность.

Остановившись за пять домов до дома, где затормозила волга, Алекс сжав руки на руле мотоцикла и принялся вглядываться в выходящих из машины людей, так и оставшись всю дорогу незамеченным. Первым вышел тот старик, которого он уже видел. Он открыл левую заднюю дверь, помогая выйти…

— Саша… — с благоговением выдохнул он и уже готов был сорваться с места, кинутся к ней, заключить в объятья, целовать пока лёгкие не загорят от нехватки кислорода, но тут из дома вышла женщина и следом за ней мужчина, нагло обнявший его малышку за талию. Из его горла вырвался звериный рык, а пальцы до хруста сжали руль. Да как он смеет обнимать его женщину!

Но Саша сама учтиво выкрутилась из объятий мужчины, взяла несколько сумок из багажника и поспешно ушла в дом. А он ещё долго просто сидел и смотрел на закрывшуюся за ней дверь, не замечая больше ничего вокруг.

Он нашел её, но…

Но хочет ли она находится?

Почему не вернулась домой, зная, что его дом всего в получасе езды отсюда? А знала ли?

Пусть не знала она, но те люди, у которых его девочка живёт, должны были знать. Да тут каждая собака знает, кто занимает столько места на их земле. Но не сказали…

Или она просто не захотела вернуться? А кто бы захотел?

Он так и просидел до поздней ночи, глядя на дом, где пряталась от него его девочка, не имея сил ни уехать, ни войти. А он-то всегда считал себя храбрым. Вот только где вся эта храбрость, когда нужно? Каждая секунда превращалась в долгие часы проклятий, коими он мысленно клял себя. И всего то надо войти в дом и сказать ей всё, что он чувствует. Каким он был идиотом. Встать на колени, если потребуется. Но он упорно продолжал накручивать себя, не решаясь сделать даже шага. Да ещё и вошедший в тот дом мужчина… хорошо, что он быстро ушел, иначе он бы точно не выдержал.

Только когда начало светать, Алекс с громким визгом шин, разбудивших всех собак, провожавших его громким лаем, покинул свой наблюдательный пост.

* * *

Я не спала всю ночь. Эта встреча с ним. Меня как будто наизнанку вывернули. Может это просто гормоны? Лучше бы это были гормоны. Ведь беременным положено постоянно бесповодно реветь?

А ещё этот Сергей. Ну чего он ко мне привязался? Девушек ему не хватает? Знает ведь, что я беременна и всё равно туда же. Да мне вообще не нужен ни один мужчина!.. Кроме него. Мне дали эту возможность увидеть его. Кто-то решил, что меня мало мучили? Так сегодня была самая болезненная пытка.

А ещё чувствовать его тепло в животе…

Я сильнее впилась пальцами в подушку, вжимаясь в ту лицом, пытаясь скрыть слезы и скулеж. Если Николай Семеныч с женой не слышали, то очень убедительно делали вид, что не слышат. Но спасибо, что не лезли с утешениями. Мне сейчас нужны были другие утешения, кроме его объятий, тепла широких шершавых ладоней, ласкающих мою кожу, перебирающих пряди волос, нежно целующих губ. Господи Алекс… Как же я хочу к тебе. Делай что хочешь, убивает меня, води в нашу спальню девок, насилуй, своди с ума, но будь рядом.

Я уснула, точнее мой организм просто отрубился ближе к рассвету, когда в животе не осталось и крохи того тепла, что я ощущала всю ночь. Словно он был рядом, а потом ушёл, оставив меня мёрзнуть в гулкой пустой мерзлоте.

Часть пятая

Меня разбудили громкие хлопки дверей автомобилей и злой лай Шарика. А эта дворняга была самой доброй из всех собак, что я успела узнать за свою жизнь.

По телу разлилось блаженное тепло, собираясь в животе, но даже это тепло не смогло заглушить охватившего меня ужаса.

А когда я услышала этот требовательный властный голос…

Волна страха накрыла меня с головой, заставляя сжиматься в комочек, прячась от реальности под одеялом.

Он нашел меня. Не смотря на все молитвы, нашел. Но если вспомнить сколько раз я молила именно об этом и сколько потом просила чтобы он не находил…

— Саша! — выкрикнул он моё имя, и мне стало плохо. Я лежала под тонким летним одеялом и дрожала, как будто на улице стоял лютый мороз. И только тепло согревающее живот не давало мне окончательно замёрзнуть.

— Ты меня не понял? — чуть ли не кричал Николай Семеныч. — Нет здесь никаких Саш. Пошёл вон с моей собственности!

Я не понимая, что делаю, скомкала одеяло, откидывая его в угол и почти упав с дивана, на негнущихся ногах, вышла из дома. Зачем? Зачем я иду к нему, когда столько мечтала о свободе? Но даже то, что меня снова начало мутить, не остановило, и я, опираясь о стенку, дошла до двери.

— Саша… — благословенно выдохнул Алекс, увидев меня на крыльце.

— Саша, иди в дом, ничего не бойся дочка, — с натянутой улыбкой, пообещал деда Коля, но я не сдвинулась с места, до побелевших пальцев вцепляясь в поручень лестницы. И буквально разрывалась межу тем, чтобы бросится к нему в объятья или бежать-бежать и бежать, не желая больше никогда видеть этого мужчину.

— Малыш, я приехал за тобой. Поехали домой, — Алекс попытался войти в калитку, но Николай Семенович перегородил собою проход, щёлкая задвижкой. Будто Александра это могло остановить.

Я мысленно усмехнулась и даже расслабилась, вместе с этим сумев оторвать руку от перил, и спустилась с крыльца. Около меня сразу завертелся обеспокоенный Шарик, словно чувствуя всё, что происходит. Я потрепала дворнягу по голове и сделала шаг к своему похитителю. Алекс двинулся навстречу, но путь ему снова перегородил серьезно настроенный пенсионер, да так перегородил, что многочисленная охрана моего вечного мучителя оживилась, и не менее серьезно настроенная ринутся на деда Колю. Но Алекс жестом остановил их.

— Хотите вы того или нет, но я приехал за своей женщиной и никуда без неё не уеду!

— Даже если она не хочет никуда с тобой ехать? — сверкнула глазами Лидия Михайловна, вставая рядом с мужем.

— Я заберу то, что принадлежит мне в любом случае! — разозлился Алекс, ударив по калитке ногой, от чего та жалобно затрещала, а Шарик подскочил, с рыком кидаясь на забор и агрессоров, но перепрыгнуть его не смог. Зато заставил его отшатнуться. Никто об этом не знает и в Интернете этого тоже не найти, но великий и ужасный Александр де Громон боится собак. Это знаю только я. А мне сейчас было ни до собак, ни до страхов, я просто старалась сдержать слёзы обиды от сказанных им слов. Ничего не изменилось. Я как была для него жалкой куклой, так и осталось. Он просто решил вернуть свою собственность, ведь его нематериальное клеймо с меня никто не снимал, а значит, я, всё ещё принадлежу ему. На что я только надеялась?

— Саш, я не то имел в виду… — заоправдывался он, видя набегающие мне на глаза слёзы.

— Именно это ты и имел, — зло бросил Николай Семенович, а мне снова стало плохо. В глазах на секунду потемнело, живот скрутило так, что стало тяжело дышать, к горлу подкатился комок желчи и я, прижав одну руку к животу, другую ко рту, бросилась в туалет, под виноватый окрик Алекса, звавший меня по имени. Наверное, он посчитал моё поведение, как обиду, ненависть к нему. И в принципе был прав. Как же я его ненавижу.

* * *

Всё утро в раздумьях и не тронутая тарелка с яичницей. И больше ничего. Пустота внутри. В тот самый момент, когда он отъехал от того дома. И вновь разыгравшаяся головная боль, перекрываемая не первой пачкой обезболивающего, от чего его постоянно клонило в сон. Но он из личной мести самому себе завел на наручных часах будильник, выводивший его из сонного транса каждые пять минут. Но после третьего часа таких "траурных" посиделок, Алекса всё же сморил сон. Лесное озеро, куда он любил приезжать, отдыхая от мира, он и Саша, держась за руки, мирно шли вокруг озера, беседуя и улыбаясь друг другу…

Когда он проснулся, было уже далеко за полдень, но почему он был уверен, что Саша ещё спит, терзая себя мыслями о нём?

Собравшись за десять минут, его Порше и ещё два джипа выехали из ворот виллы.

Полчаса и вот он старый деревенский дом, где прячется его женщина.

Встретили его не сладко. Пожилой мужчина, женщина и громко лающая дворняга. Нет, не то, что он боялся собак, просто не любил и даже те доберманы из породистого питомника со спец. тренировкой, в его доме осуществляли скорее декоративную функцию. Его гнали, но он упорно звал её. И она вышла. Такая красивая, беззащитная, растерянная и такая любимая. Ещё никогда в жизни он так неистово никого не желал. Кроме неё. Заправить за ухо прядь волос, выбившуюся из нелепо собранного хвоста, коснуться губами маленькой родинки у неё на шее под самым ухом, да просто обнять, согревая в своих объятиях. А не вот так пугать её своим видом и словами, что ляпнул не подумав.

— Саш! — обреченно крикнул он, но она не остановилась, зажимая рот и растирая слезы, убежала, скрывшись в небольшом сарае в самом углу участка.

— Молодец, довёл таки девчонку, — запричитал пожилой мужчина, что так рьяно загораживал собой проход. — А ей волноваться нельзя. Что с ней случится, клянусь, тебя не спасёт и твой высокий забор и куча охраны.

— Я сам перегрызу за неё горло, просто…

Алекс всё ещё смотрел ей вслед, понимая, что для Саши значили его слова. Его собственность и не более, вот только это уже давно совсем не так.

— Пропусти! — властно приказал он, но мужчина даже не подумал пошевелиться, скрещивая руки на груди. Рядом с ним встала его женщина, и Александр поразился, как так можно защищать девушку, знакомую им не более трёх недель. Но тут и про него можно сказать то же самое. Три минуты в том переулке перевернули его жизнь.

— Даже не подумаю. Убирайся и оставь Сашеньку в покое, ей сейчас не до тебя! — мужчина ухватился за ошейник царапающего забор пса, сдерживая порыв того, набросится на гостя.

— Зато мне сейчас до неё я не уйду без моей девочки, — Алекс оперся ладонями на хлипкий забор, пронзая старика ледяным взглядом. Но мужчина ответил ему не менее холодными глазами и снова послал его.

Александр уже был готов взорваться, когда тихий севший от слёз голос попросил пропустить его. Старик с женой беспрекословно отошли, освобождая проход, а мужчина так и держал пса, что жалобно поскуливал у его ног.

— Саша… — Алекс не дошёл до неё шага, упираясь грудью в её выставленную в предупреждении руку.

— Что ты хотел? — холодно произнесла она, хотя в глазах читалось нечто другое. Что именно он так и не смог понять, судорожно подбирая слова.

— Ты… — коротко ответил Александр.

— А ты мне нет, — всё тот же безразличный с примесью ненависти и отвращения голос, вот только глаза выдают.

— Ложь… — он мягко перехватил упертую в его грудь руку, поднося запястье к губам. — Ты не умеешь врать, Саша.

Она попыталась вырвать руку, оттолкнуть его, но Алекс не дал, полностью прижимая к себе девушку, наверное, причиняя этим боль, и не смотря на это…

Пожилой мужчина дёрнулся, отпуская пса, но не зря он столько платит своей охране. Двое из трёх охранников следовавших за ним, молниеносно скрутили старика, третий ухватил пса за хвост и когда тот оскалился и развернулся чтобы покусать телохранителя, перехватил собаку за ошейник. Женщина, что уже с кулаками бросилась на парней из охраны, держащих её мужа, была остановлена четвёрым. Ещё четверо так и остались, неподвижно стоять за оградой, даже не шелохнулись.

— Да как ты смеешь так обращать с матерью своего ребёнка! — внезапно завопила старуха и Алекс оторопело замер. Саша замерла вместе с ним, отводя глаза, желая, провалится сквозь землю.

— Что? — он оглянулся на женщину. — Что ты несешь старуха? Каких детей?

— Твоих — твоих милок, — ядовито прошипела она, пытаясь локтем ударить держащего её накаченного охранника.

Александр сглотнул комок, застрявший в горле, и уставился на Сашу. Его малышка обмякла в его сильных руках, уже не сопротивляясь, обреченно ждала своей участи.

— Это правда, Саша? Ты беременна? — спросил он в раз севшим голосом.

Она не ответила. Уткнулась ему в шею и расплакалась. А он снова замер, не зная, что делать.

— Как? Ты же пила таблетки. Ты не могла… — забубнил он, наконец, на каплю разумных мыслей приходя в себя.

Но Саша лишь плакала, крепко обхватив его руками за шею.

— Девочка моя, что же ты плачешь? — уже недоумевающе спросил Алекс, ласково гладя её по волосам. Неужели она так боится его? Но почему? Испугалась, что он неадекватно отреагирует на эту новость? Да. В первые секунды, он просто не знал что делать, но, теперь придя в себя, он уже точно знал, что никогда не отпустит её. Его женщину, носящую под сердцем его сына или, может быть, дочь? — Глупая, я не сделаю тебе ничего. Разве я хоть раз посмел обидеть тебя? — усмехнулся он, прижимая свой лоб к её. — Ты слишком дорога мне. Это я дурак. Мучил тебя столько времени. Больше такого не будет. Не будет женщин, не будет твоих ночей в шкафу. Моя… наша постель, только для нас. Я так скучал по тебе, малышка. Поедем домой. Мне так одиноко, Саш. Если ты не захочешь ехать со мной, я не стану настаивать. Но я не брошу своего ребенка и свою женщину. Я люблю тебя, Саш…

* * *

Прижимаясь к его лбу своим, слушая его слова, я не верила, но так хотелось выкрикнуть, что готова идти за ним хоть на край света, лишь бы он только был рядом, согревал в своих объятьях. Но для чего всё это было? Чтобы в очередной раз растоптать и унизить мою любовь? Это я уже проходила.

Но последние его слова меня просто добили. Он в правду любит меня? Ложь! Невыносимая страшная ложь!

Я забилась в его руках, пытаясь, высвободится. И он отпустил, только схватился за левый висок и чуть нахмурился.

— У тебя болит голова? — спрашиваю, не понимая саму себя. Зачем мне знать? Но ладонь сама потянулась к его виску. Осторожно провела по месту, которого он касался, прикрывая глаза, и снова пытаюсь не расплакаться.

— Ударился, — коротко ответил Алекс и уголки его сурово сжатых губ едва заметно дёрнулись в улыбке. Он потянулся за моими пальцами, что уже покидали его лицо. Но, поняв, что это мимолетное волнение с моей стороны ничего не значит, вздохнул, смотря на меня глазами полными тоски.

— Осторожнее гоняй на своём мотоцикле, — отстранённо произнесла я, делая шаг назад, и чуть не упала, поскользнувшись на валяющемся, упавшем с дерева яблоке.

Алекс успел подхватить меня раньше, чем земли коснулись кончики моих длинных волос, затянутых в неприглядного вида хвост. И тут же подхватил на руки, смотря мне прямо в глаза.

— Осторожнее ходи по огороду, малыш, — снова улыбка проскользнула по его лицу. — Поехали домой, Саш, или Богом клянусь, сам перееду сюда.

А вот эти слова привели меня в окончательное смятение. Алекс никогда не бросает слов на ветер, и если сказал, что переедет, значит переедет и никакая сила в мире не остановит этого мужчину. Но зачем он говорит мне всё это?

— Верь мне любимая, — прошептал он и мягко прикоснулся своими губами к моим.

Ох… Как же давно я не была с мужчиной… С этим мужчиной. От одного лёгкого поцелуя меня накрыла такая волна желания… Господи… Как же хочу ему верить… Хочу его…

— Выходи за меня… — его хриплый баритон, заставил меня вспыхнуть с новой силой, а слова…

Он ведь не бросает слов впустую…

Чтобы ответить просто не было сил, но я доверчиво положила голову ему на плечо, крепче сжимая руки, обвившие его шею.

— Завтра предложение будет официально, и отделаться даже такими объятиями ты не сможешь, поняла меня? — мой тиран вернулся, но только вызвал улыбку, уже неся меня к машине.

Проходя мимо Николая Семеновича и Лилии Михайловны, он одним кивком головы построил свою охрану, возвращая их по машинам. Алекс только на пару секунд остановился у пожилой пары, искренне поблагодарил и извинился.

Осторожно донёс меня до машины, усадил на переднее сидение, накрепко пристегнул ремнём и повёз домой, даже не дав попрощаться с приютившими меня стариками, которым я заменила дочь, а они мне родителей.

* * *

Как, оказалось, спустя пол часа, не домой. Отослав охрану мой вечный мучитель привёз меня к небольшому озеру, затерянному в лесной чаще. Я и не знала, что в Подмосковье ещё остались такие не тронутые человеком места.

За всю поездку, да и сейчас, когда мы неспешно гуляли вокруг водной сказки, он так и не разу не разомкнул наши руки, аккуратно перебирая мои пальцы.

Мы гуляли и просто разговаривали. Я узнала, что случилось с Марком. Тот до сих пор лежит в больнице, избитый Алексом до полусмерти, уволенный и лишившийся лучшего друга. Но мне не было его жалко. Маркусу ещё повезло, что Александр не убил его. Узнала, что именно мчавшийся на бешенный скорости автомобиль Алекса, чуть не столкнувшийся с грузовиком, тогда спас меня от Марка. Что это его огонёк я видела, смотря ночью на окружную трассу. И то, как он нашёл меня.

А ещё мы много говорили о нас. Я так задумалась над будущем, что и не заметила, как мы остановились, а обычно твёрдый и решительный Алекс, неуверенно смотрит на меня.

— Что? — я почти сразу не выдержала его взгляда.

Он отпустил мою ладонь, чтобы тут же сложить руки на моём животе.

— Это правда, мой ребёнок? — очень тихо спросил он, как будто боясь меня спугнуть. Наверное, то, что Маркус занимался со мной сексом, не внушало доверия.

— Марк не успел закончить начатое. А кроме тебя я больше ни с кем не спала. Или ты просто решил отказаться от него? — я нахмурилась, но губы Алекса немедленно разгладили морщинку у меня на лбу.

— Я никогда в жизни не откажусь от нашего малыша. Да даже если бы это был ребенок Марка, я люблю тебя Александра, — более чем серьезно сказал он и поцеловал, тут же отстраняясь и уже непонимающе смотря на меня. — Но как, Саш? Ты же пила таблетки.

— А ещё однажды у меня очень сильно болела голова, и ты сам принёс мне то обезболивающее. Я только потом узнала, что анальгетики полностью устраняют действия противозачаточных, — с невинной улыбкой ответила я и Алекс тоже улыбнулся, даря мне ещё один такой долгожданный лишающий разума поцелуй, валя меня в мягкую траву.

Но внезапно опомнился, начиная нести обеспокоенный бред на счёт секса во время беременности.

Я весело рассмеялась, послала его куда подальше и заткнула рот поцелуем. Больше он не сопротивлялся, а я тонула в его ласках, взрываясь от наслаждения.

В наш дом мы возвращались уже глубокой ночью, полностью забыв о времени, растворившись друг в друге. Но счастливые улыбки на наших лицах, переплетенные пальцы, постоянно норовящие скользнуть мне под майку, нежно поглаживая живот, того стоили. Два джипа с охраной лениво плелись на приличном расстоянии позади нас, не мешая идиллии. А я тонула в океане счастья, пока…

Пока неспешно ехавший по встречной полосе грузовик не пересёк двойную сплошную…

Эпилог

Утром в сводке дорожно транспортной происшествий появилась ещё одна из множества записей.

В протоколе с места аварии, говорилось, что в ночь с двадцатого на двадцать первое августа, водитель Камаза, следовавшего в область заснул за рулём. Вследствие чего потерял управление и пересек двойную сплошную линию дорожной размети, выехав на полосу встречного движения, где в лоб столкнулся с движущимся по направлению к Москве, Порше.

Водитель Камаза не пострадал, отделавшись лёгким испугом, водитель и пассажирка Порше погибли на месте…

Автор: Ночина Марина
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Теги
Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Одноклассники знакомства, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!
Статьи о знакомствах и одноклассниках
Знакомства
Сайт знакомств